Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Как-то, в один из зимних вечеров 1977 года, в дружеской компании, смотрели цветные фотографии Шайтанской писаницы с реки Реж. Проблема уральских наскальных изображений давно меня волновала. Кроме стоянок палеолита, эта тема интересовала и Валерия Петрина - сотрудника кабинета археологии Уральского госуниверситета имени А.М.Горького. Нашумевшее открытие зоологом Рюминым палеолитических рисунков в Каповой пещере, покоя не давало. Полазав с CГС (свердловской группой спелеологов) в некоторых карстовых полостях Среднего и Южного Урала, доисторической живописи выявлено не было, и Петрин, на какое-то время, переключился на древние наскальные изображения, тем более, гипотетически, связь между пещерными и наскальными рисунками прослеживалась. Ещё со времён царя Алексея Михайловича, русские первопоселенцы, увидев загадочные знаки на уральских скалах, отнесли рисунки к «татарскому» письму, к «знамёнам» - родовым тамгам остяков и вогулов. Начиная с 18-го века, о «писаных камнях» появляются сообщения путешественников, служилых людей, краеведов. Возникший в старину интерес к «писаницам» сохраняется поныне, несмотря на фундаментальные исследования советского археолога В.Н. Чернецова, во многом прояснившего тайну писаниц. Летом водой, а зимой - на лыжах, группа Валерия Петрина обследовала скалы Исетского озера, рек - Туры, Прокопьевской Салды, Режа, Серги, зафиксировала ранее неизвестные наскальные изображения.
Петрин поддержал, как перспективную, мою идейку насчёт осмотра скал южноуральской реки Ай, поскольку в том районе, на реке Юрюзани, имеются два пункта наскальных изображений - Усть-Катавская (Бурановская) и Идрисова пещеры. Рисунки реки Юрюзани Валерий Николаевич Чернецов отнёс к западной периферии уральского этнокультурного комплекса. На реке Ай меня притягивала пещера Лаклинская, которая, кроме мух и комаров, могла таить некое научное открытие, например, на худой конец, рисунок какого-нибудь мамонтёнка. Среди авторитетов советской археологии существовало мнение об отсутствии на территории СССР памятников пещерной палеолитической живописи, и никакой разведки в пещерах не проводилось, кроме поиска стоянок. Учёным, как будто, не было известно, что пращур, будучи совсем дураком, мог запросто заполучить на всю свою короткую жизнь ревматизм и подагру, проживая в холоде и сырости пещер. Стандартная точка зрения на «пещерную жизнь» первобытных коллективов забавляла Валерия Петрина. А вот лучшего места, чем пещера, грот или скальный навес, для кратковременного укрытия или совершения культовых действий, не найти. Западной Европе и Африке отводилось место колыбели человечества и региону, где, в эпоху палеолита и мезолита, процветало пещерное искусство. Открытие кандидата биологических наук, бывшего боевого офицера, пытливого учёного Александра Владимировича Рюмина настенной пещерной живописи на Урале, внесло смятение в чванливую самоуверенность именитых «палеолитчиков».

Kapova peshera

Настенная живопись в Каповой пещере - находка пытливого учёного Александра Владимировича Рюмина

Всё новое ждут штыки и непонимание. Так, в 1868 году, в Северной Испании, в пещере, обнаруженной неподалёку от своего поместья, археолог дон Марселино Сантьяго Томазо де Саутуола сделал открытие, точнее, его маленькая дочка Мария, сидевшая на плечах отца и крутившая головой, заметила на потолке пещеры, превосходного исполнения, выполненные минеральной краской, фигуры ископаемых животных - семнадцати отдыхающих и бодрствующих бизонов, вепря, дикой свиньи и лошади.

Altamira

Один из рисунков в пещере Альтамира

О найденном шедевре учёный сообщил в своей книге «Краткие заметки о некоторых доисторических объектах в провинции Сантадер», но в 1880 году конгресс археологов в Лиссабоне выразил недоверие Саутуоле, обвинил в подлоге, учёного всячески срамили, показывали на него пальцем. Через три десятка лет, с открытием рисунков древнекаменного века в ряде других европейских пещер, к испанскому археологу пришло признание, хотя и запоздалое... После годового раздумья, Институт археологии, решил-таки наведаться на реку Белую, в башкирскую пещеру Шульган-таш. Осмотреть Капову пещеру взялся Отто Бадер, переборов боязнь оказаться осмеянным. Вскоре, Отто Николаевич подтвердил сенсационность находки А.В. Рюмина, достоверность пещерных палеолитических рисунков. Бадер сделал вывод, что Капова пещера около двадцати тысяч лет назад «служила святилищем для охотников, систематически посещавших эти места». Исследование пещеры вели и самодеятельные группы уральских спелеологов, порой подвергая себя смертельному риску на подземных участках течения реки Шульган. Летом 1964 года при прохождении сифона обводнённой галереи, работавший совместно со свердловчанами, уфимский спелеолог В.Н. Нассонов, уставший, замёрзший, не сумел освободить под водой страховочный трос, который перехлестнул карабин, погиб. Юрий Лобанов, отвечавший за безаварийное проведение исследовательских работ, самоустранился, потерял контроль над ситуацией, и до конца дней не замолит у Бога, хоть живи во Франции, допущенной безответственности. В память о погибшем, свердловская группа спелеологов и О.Н. Бадер предложили назвать пещеру, где с потолка капает, пещерой Валерия Нассонова.
И вот, в августе 1977 года, получив благословение Валерия Трофимовича Петрина, я начал собирать рюкзак. В свой добровольный поиск пригласил знакомого свердловчанина, туриста-водника, философа по призванию и специальности, Володю Санатина. Представлялось, что, в случае дикой, (дичайшей удачи!), Володя, методом индукции и дедукции, изощрённых умственных комбинаций, поможет мне разгадать тайную мысль найденных палеолитических творений.
Ох, уж эта узловая станция Дружинино, и совсем не дружелюбная: приезжаешь и начинается томительное ожидание поезда «Чусовская – Бакал». Помнится, в 1960 году, в походе на Шунут-Камень, мы не стали дожидаться бакальского поезда, двинули пятнадцать километров пешком от станции Дружинино до Верхних Серёг. Привязка, начало всех путей - дорога. Вот и Западно-Уральская железная дорога, протянутая в 1916 году вдоль западного склона Каменного пояса из пермской стороны на Южный Урал, оставила у меня, за разные годы, памятные вехи...
За Атигом мост через реку Сергу. Попетляв между Студёной и Аптечной горами, железная дорога подходит к Нижним Сергам. При императрице Анне Иоанновне, в 1743 году, на реке Серге, в живописной долине, появился железоделательный завод, а возле него посёлок, со временем разросшийся в город, вытянутый на шесть километров вдоль реки. Здесь же нашёлся соляно-сернистый источник, в 1832 году построили курорт. У впадения реки Бардым в Сергу химический завод, где сухой пергонкой дерева, получают уксусный порошок, древесный уголь. От Нижних Серёг, пару раз, посчастливилось сплавиться по резвой реке Серге, посмотреть её, знаменитые на весь Средний Урал, скалистые берега и пещеры...
А вот и железнодорожный разъезд Бажуково, названный по фамилии красного партизана. Помнится, как в марте, в снежном аду, осмотрев скалы с реликтовыми растениями, при переходе через Сергу, у берега, попал в полынью. Чтобы не опоздать на бакальский поезд, а иначе ни на чём не уедешь, я, как партизан, покрасневший от бега, мчался километра два со своей собакой Даной по занесённым снегом шпалам, а поезд посвистывал, догонял нас, но в Бажуково мы пришли первыми...

Peshera Druzba min
Запомнилось, как ночью, после осмотра пещеры Дружба, Малого Дружбинского провала и пещеры Аракаевской, по ноябрьскому снегу, в качающемся свете налобных фонарей, шёл, как в нереальном мире, вместе со свердловскими спелеологами, таёжным берегом Серги до станции Аракаево...

Proval Druzba min

Дружбинский провал

Или ещё. За Михайловским Заводом слева, к дорожной насыпи, подступает Бардымский хребет. От небольшой станции Сказ, идём вслед уходящему поезду. Возле полотна железной дороги, на склоне хребта, виднеется обширная выемка. Среди скальных обнажений, в рифовых известняках силура и девона, темнеет вход в сказочную пещеру Сказ (Шемахинскую), но быль такова, что пещера, являясь руслом подземной реки, залита водой, и без специального снаряжения делать в пещере нечего, да и в гидрокостюме шутить с пещерой опасно. В 1963 году, зимой, свердловские спелеологи проникли в пещеру, нашли замёрзшее озеро, галереи, гроты и кольцевые ходы...
Памятна большая станция Нязепетровск. Летом 1964 года с Азов-горы шли на Шунут-Камень, повстречали группу туристов их свердловского турбомоторного завода. В группе, кроме руководителя по имени Иван - крепкого, коренастого парня, никто дальше лесопарковой зоны Свердловска не ходил. Новички, попав в глухой горно-лесной угол, о существовании которого едва ли догадывались, запаниковали, вспомнили о доме. Мы предложили идти вместе. От Шунута шли в сторону горы Зюрян, заплутали в таёжных тропах. В итоге вышли к Кенчурке и отправили группу на лесовозах к железной дороге. С нами остался Иван, мужественно решивший идти до конца. Иван, в своих новых, неразношенных ботинках, в кровь сбил ноги, но шёл. Километров за десять до Нязепетровска, в лесу, на заброшенной сенокосной дороге, мы решали: переночевать или дотянуть до города, дотащить Ивана на себе. На белом свете не только злыдни. С невесть откуда появившейся подмогой - двумя местными жителями на мотоцикле «Урал», мы Ивана отправили на железнодорожную станцию Нязепетровск и, через пару часов, сами объявились там же, аккуратно, перед приходом поезда. А город Нязепетровск ведёт свою историю с 1747 года, когда на реке Нязе, на арендованных, а затем купленных башкирских землях Катайской волости, построили чугунолитейный завод. Интересно, что железные руды поставляли на завод за 150 вёрст, с наших каменских краёв, из арендованного у башкир Синарского месторождения...

Комментарии   

+3 #1 Андрей Балабанов 31.03.2014 13:09
Очень понравилось. Просто и интересно.Смесь серьезного подхода историка и личных авторских впечатлений. Жду следующих исторических статей!!!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить