Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Едва заметная тропа идёт через чахлый лес и моховые болота. Воздух напоен дурманящим запахом багульника. Нещадно палит солнце. Дождей давно не было, и все ручьи и болотца пересохли. Но вот, наконец, и долгожданная река Мурхой. Хорошо после тяжёлого дневного перехода окунуться в её холодные бодрящие воды. Это был первый день нашего похода по Восточным Саянам. В костре весело трещат сухие ветки. Уже не жаркое вечернее солнце освещает поляну, нехитрую обстановку туристского лагеря. Постепенно стихает птичий гомон, и тёмная летняя ночь опускается над засыпающей тайгой. Где-то вдалеке послышались раскаты грома. Да, приближается гроза. Всю ночь лил проливной дождь. Казалось, что стрелы молний были нацелены на нашу палатку. Утром Мурхой невозможно было узнать: среди скалистых берегов мчался всесокрушающий бешеный поток, по реке плыли вырванные с корнем деревья.

Murhoy

Долина Мурхоя утонула в густом тумане. Только на другой день, после значительного спада воды, удалось с подстраховкой преодолеть озверевшую реку. Рано возрадовались - впереди нас ждали ещё шесть бродов, но менее опасных. Тропа закружилась между гигантскими кедрами и лиственницами, уводя группу всё дальше от человеческого жилья. Наша уральская тайга по сравнению с саянской - городской парк, без тропы здесь не пройти - южносибирская тайга разденет и разует. Путь проходит мимо скалистого ущелья, наполненного бальзамическим ароматом мумиё. К исходу четвёртого дня мы вышли к перевалу через хребет Хонда-Джуглымский, а утром начался штурм. Тропа поднималась всё выше. Даже сейчас, в июле, на склонах лежат большие пятна снега. А в долинах ручьёв - режущие глаза своей яркой пестротой ковры из цветов. То там, то здесь виднелись канареечного цвета головки «золотого корня» - родиолы розовой - широко известного в этих краях лекарственного растения.

HondaG

На вершине перевала нас встретил сильный ветер. До самого горизонта простирались хребты. Их вершины врезались в синеву неба. А тропа вела нас вниз к реке Хатаге - притоку большой саянской реки Уды. Ещё издали был слышен шум водопада. В яме под ним мы увидели тёмные спины хариусов. Отличная в тот день была рыбалка!

Uda

Уда встретила нас рыжими пятнами болот и островками поредевшей тайги на своих берегах. Люди редко добираются до верховий этой реки. Лишь звериные тропы расходятся от неё в разных направлениях, теряясь в лесной чащобе. Над долиной поднялись неприступные вершины почти трёхкилометровой высоты. Грозен пик Триангуляторов. На память приходит описание этих мест в повести замечательного советского топографа Григория Анисимовича Федосеева «Мы идём по Восточному Саяну». За одним из отрогов виднеется двуглавый пик Поднебесный. В прошлом, 1973 году, в походе по Центральному Саяну, мы покорили Грандиозный и Заоблачный и вот, теперь, идём на пик Поднебесный- высшую точку Удинского хребта. Путь к нему лежал по притоку Уды - реке Чело-Монго.

Pik-Triang

С рассветом штурмовая тройка в составе Бушуева, Валитовой и Журавлёва ушла к Поднебесному. Вторую половину группы было решено оставить в базовом лагере отдыхать, отъедаться наловленным хариусом у хатогского водопада. Налегке, взяв самое необходимое, штурмовая команда за сутки с небольшим совершила радиальный выход, пройдя в оба конца более сорока километров, «сбегав» на пик Поднебесный, высотой 2924 метра. К сожалению, не удалось насладиться горными видами – на вершине падал снег, видимость в тумане не превышала тридцати метров. На пике, в туре, была оставлена записка о восхождении. А впереди ещё не лёгкие километры по реке Уда.

Podnebesny

Всё выше поднимаются её скалистые берега. Повсюду видны следы кабанов, маралов, изюбров. Лес оглашается свистом бурундуков, цоканьем белок. Повстречалась топографическая партия, двигавшаяся вверх по Уде. Груз навьючен на лошадей. Топографы ставят репера - особые отметки высот. В пути пользуются не подробными топографическими картами, а аэрофотоснимками местности, считая их более точными. В устье реки Эден приютилась заброшенная до нового полевого сезона геологическая база. После нелёгких походных дней приятно истопить баню, ночевать в просторной избе. На геологическую базу, с небес, опустился вертолёт с четырьмя работниками нижнеудинского аэропорта. Они прилетели на пару дней порыбачить.

Eden

От сибирских авиаторов - людей бесхитростных , открытых удалось узнать не мало любопытного. Ещё до проведения своего первого путешествия в эти края, мы узнали, что в центре Саян, в трёх посёлках – Верхней Гутаре, Алыгджере и Нерхе живёт самая маленькая народность в нашей стране - тофалары. В старину их называли карагасами, что означает «чёрные гуси». Самоназвание этого народа тофа, то есть «человек». Тофы, как считают учёные, очень напоминают североамериканских индейцев. Численность тофаларов менее тысячи человек, основное занятие – кочевое оленеводство и охота. Нижнеудинские авиаторы добавили, что по сравнению с тувинцами, тофы живут очень бедно, кроме нарушенного векового уклада их губит «зелёный змий». Году в 1971–ом, в богом забытой Верхней Гутаре, появился сифилис, как оказалось, завезённый неким, прилетевшим с «большой земли», армянином. Вспышку болезни удалось сразу пресечь. При разговорах с нижнеудинцами запомнился Высоцкий - пожилой мужчина, который до работы в аэропорту был егерем.

Tofalar

Все охотничьи избы на реке Уде построены его руками. Командир вертолёта рассказал о Федосееве. Григорий Анисимович Федосеев умер в июне 1968 года в своей московской квартире. Он завещал тело своё кремировать, а сердце похоронить в Саянах, на пике Грандиозном. Друзья Г.А. Федосеева – Лебедев и Пугачёв из Нижнеудинска, на вертолёте, вылетели в горы. В дождливую, ненастную погоду, сесть на вершину пика Грандиозного не представлялось возможным. Решили лететь на Иденский перевал и здесь, в бетон было замуровано сердце исследователя Саян...

Fedosejev

Следуя вниз по Уде, за ручьём Дубобаш, мы вышли к могилке с покосившемся деревянным крестом. Здесь покоится тофалар из селения АлыгджерДмитрий Амостаев. В 1945 году, на охоте, Амостаев зашёл со стороны солнца и был непредумышленно убит выстрелом из ружья своим дядей, принявшим молодого охотника за медведя.

PorogHong

Между тем, все трудности нашего похода окупаются незабываемыми картинами, как порог Хангорокский, водопад у горы Сардык...

Sardyk

В Алыгджере закончился наш поход третьей категории сложности, 230 километров по Саянам прошли туристы из города Каменска-Уральского: Леонид Журавлёв, Ольга Горопаева, Альмира Валитова, Юрий Колупаев, Владимир Панкратов и автор этих строк.

Бушуев Виктор Владимирович.

21.10.1974 г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить