Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Топор – и орудие, и оружие. В случае нападения, есть чем отбиться. Туземцы не трогали, не пускали стрелы, не грозили карами Аллаха, на чужеземцев поглядывали недружелюбно, особенно, «курязя» - не то жрецы, не то шаманы, как у славян – волхвы. Переселенцы, проходя мимо аулов, видели маяки ислама – характерные минареты в виде свечки с гасильником. Так и хотелось на верхушке минарета увидеть такой махонький, махонький православный крестик. Кстати, в Тобольске, церковные фанатики и впрямь предлагали обратить башкир в христову веру. Для вражды не было повода, пока не начались «рейдерские» захваты башкирских земель. Волнения тюрок ,вспыхнувшие при Алексее Михайловиче, закончились только при Екатерине Второй. В живописной речной долине, от простора, у переселенца глаза разбегались, но надо, чтобы место было лучшим, как по пахоте и покосу, так и лесу, и чтоб питьё рядом. Не все селения обустроились по большим рекам и пресным озёрам, жили и по берегам небольших речек. В некоторых местах речки мелководны, пересыхают, а зимой промерзают до дна. Для питья вода берётся из колодцев. Ладно, если ты лозоходец, прутиком, случайно, отыщешь подземный водоток, а так, без воды, кричи караул. Недаром в засушливые годы крестьяне ждали дождя, взывали к Богу. Да и в колодце вода не всегда хорошего качества, так как сильно насыщена почвенными выделениями. Недостаток хорошей речной и родниковой воды служили причиной нередких желудочных, накожных, глазных и других заболеваний. А лечить-то, новосёлов некому, если только зуб вырвать. Бабки знахарки в ту пору ещё не подросли, в люльке пускали пузыри. Приходилось принюхиваться к воде, пробовать на вкус. Некоторая вода на вид неприглядная – жёлтая и со специфическим запахом - это вода железистая, протекает в железорудной среде. Такая вода, от сотворения мира, бьёт фонтаном из левого берега реки Синары, выше деревни Крайчиковой. И никто не удивляется – бьёт, ну и пусть себе фонтанирует. А триста лет тому назад переселенцы оценили необычный ключ, назвав его Целебным, и жители селений зачастили к железистой воде, страдая, кто трахомой, кто желтухой, невралгией или анемией. Такая же по качеству вода вытекает из-под скалы на правом берегу Синары, у подвесного моста, напротив посёлка Новый Быт. На окраине деревни Чайкиной, из левого берега реки Багаряк, силятся вырваться струйки необычной железистой воды. Машинами возят, не могут перевезти, вкусную воду из родника, в логу, между Чайкиной и посёлком Синарским. Близ деревни Марай, на речке Марай, «у второго брода» часто посещаемый ключ. На правом берегу речки Караулки, выше деревни Водолазово ( правильнее – Водолазы), к речке примыкает родник, чрезвычайно чистый, без запаха, носящий название Серебряный. Добрая душа соорудила над родником навес. Поискать, так ещё с десяток целебных родников сыщется. Источник у железнодорожного моста через реку Каменку до сего дня почитаем, а ключи по правому берегу реки поголовно отравлены хозяйственными стоками. . В старину, некоторые ключи получили статус «святых». На правом берегу Исети, напротив церкви села Смолино, стояла часовня у «чудного колодца», водой которого пользовались многие при различных заболеваниях. Святой ключ был в селе Полднево на реке Багаряк. Прихожане жертвовали роднику серебряные рубли и полтиннички, а батюшка складывал денежки в мешок. В 20-ые годы, «богоборцы» ободрали церковь насколько возможно, но серебро не нашли и, лишь , в 50-ые годы, начав, с новой силой, разрушать церковь, нашли – таки попов мешок с серебром пудика на полтора. Куда пропал мешок всем известно - куда-то на колхозную конюшню, а серебро – знал только тот, кто катался по селу на ГАЗ М- 20 «Победа» за 15 тысяч рубликов. Святой ключ в селе Ключевском на речке Тече, был, как и все природные «святыни», предметом церковных ходов. Высоко ценили воду из речек, чей исток не из болота, а из ключа. Такому требованию, пожалуй, соответствует левый приток реки Синары – речка Чернушка. У остальных речек вода отдаёт болотцем. Исеть – крупная водная артерия Зауралья. Что сие слово означает – никто не знает. Одни твердят, что название от древних кочевников исседонов, иные утверждают, что от тюркских слов – «собачий дух». Исседоны, о которых упоминает Геродот, кочевали в степях Семиречья, в тысяче км от Урала, а про «собачий дух» это смешно, поскольку мамонты и носороги были чистюлями. И только с середины 18-го века, с развитием горно-заводского дела, уральским рекам пришёл конец. В том числе Исеть, от града Екатеринбурга и далее, загрязнена промышленными отходами. Чего стоит Горячка - технический сток УАЗа, этот ядовитый гадёныш! Сейчас, запах исетской воды и впрямь напоминает не русский дух. Притоки чище основной реки. Речкам давали трогательные названия: Камышенка, Черемшанка, Чернушка. У одного притока реки Каменки берега глинистые, обваливаются, вода пузырится, и назвали речку Пузыришкой, а устроилась на речке деревня Позариха. Разобравшись с водными ресурсами, первопоселенец умилённый взор направлял к кормилице – земле. Везде почва земли разная: есть чернозём, есть песчаная супесь, есть «белочная» - глинисто-известковая, или суглинок, требующий удобрения. Нет только сохи, да лопаты. Имея топор, можно заняться новым, прибыльным делом - углежжением, а древесный уголь требовался в хозяйство старца Питирима. Дело было так: в 1682 году Далматов Успенский монастырь, разведав железную руду по берегам Каменки, через Москву, завладел уникальной землицей и запустил в производство кустарное железоделательное предприятие – предтечу Каменского чугунолитейного завода, названное «Железенским посельем» под приглядом монаха Питирима. .На поселье, древесным углем топили сыродутный горн с рудой, плавкой получали кусок железа – крицу, разделывали её на куски, и кузнец выковывал изделия. Делали пушечки, так пригодившиеся Успенскому монастырю во время пугачёвщины, крестьянам шёл хозяйственный инвентарь. Куренными работами – рубкой дров на уголь и доставкой его монастырским металлургам, занимались едва ли не все прибывшие на исетскую землю. Леса вырубали и для Каменского завода «неумеренно и безвременно», и местность во многих местах открывалась зимним буранам, и знойным лучам летнего солнца. А между тем, вдоль рек проглядывали пойменные луга, такие притягательные для домашней скотины, а поляны «елани» ждали косца. Срубив избу, поселенец поглядывал по сторонам, искал приметы, чтоб, в случае чего, не заблудиться. Внимание привлекал местный рельеф. Реки, с характерной «слудкой» - возвышенностью, обрели названия: гора Шаньга при слиянии Багаряка с Синарой, Белая галя у слияния Синары с Исетью, Криулина гора у деревни Колпаковой и гора Раструс у деревни Брод на Исети. Наименовали речные утёсы. На Багаряке – Камень Красный, Терешата, Говорухинский, Полдневский, Далматов, а на Синаре – Воротятный, на Каменке – Богатырёк, Чёртов палец и на Исети – Каменные ворота, Семь братьев. На реках нащупали броды. Так складывалась местная топонимика. Человек, прибывший на Урал с унылой восточно-европейской равнины, дивился местным чудесам. У деревни Зотиной, « в 3-х верстах скала обладает одним, редко наблюдаемым в природе явлением – звуковым фокусом, в центре которого наблюдающий может слышать звуки на очень далёком расстоянии. Но его нужно найти, а это не так легко». В скалистых берегах темнеют отверстия ниш и гротов. Особенно занимательна Смолинская пещера. Сквозь известковую толщу, её коридоры, тянутся вглубь земли, вечный мрак встречает путника, и лишь попискивание летучих мышей разряжает гнетущую тишину. Прибежище монахов, раскольников и тёмных личностей, создало романтичный мир преданий и слухов. Вскоре поселенец понял, что здесь он не первый, что не вчера в этих местах жили люди – может предки татар или другого народа. Заметны заросшие лесом рвы, валы и одиноко торчащие в степи бугры. Древние курганы получили название «могильцы», а укреплённые поселения –«городища» или «городки». Археологические памятники приписывали легендарной «чуди». Эти памятники станут маркерами при прокладке троп и просёлочных дорог. С дорогами связана жизнь населения. Название дороги говорит о многом. «Тобольская дорога» шла по правому берегу реки Течи « из села Савинкова, через Першино в столицу Сибири – Тобольск». Уральская дорога проходила между озёрами Большие Касли и Иртяш, потом по левому берегу речки Караболки возле озёр Большие и Малые Аллаки, по правому берегу реки Синары на слияние с Исетью – и дальше по Исети в Сибирь. Закрепившись в Зауралье, молодое многонациональное государство продвигалось на восход солнца.

Бушуев Виктор Владимирович 10.12.2020 г. 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please paste a VALID AdSense code in AdSense Elite Module options before activating it.