Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

После фронтовых «наркомовских», многие не могли остановиться, и на гражданке спились. Наш водитель полуторки, бывший фронтовик Илья, где-то остограммился, и машина скакала по оврагам. На окраине Шадринска Илья отключился. Владислав Евгеньевич Стоянов – начальник Исетского археологического отряда Уральского госуниверситета, посадил за руль машины студента Володю Фролова, знавшего только, что «баранка» - это кулинарное изделие и, вскоре, начальника увели подписать милицейский протокол. Образовалось свободное время, и кто-то предложил навестить Владимира Павловича Бирюкова – историка, археолога, этнографа, но более того, языковеда, собирателя устного народного творчества, опубликовавшего семь сотен научных статей и популярных заметок. Незадолго до нашего посещения – 30 июля 1961 года, краеведу исполнилось 73 года. На стук и бряк вышел хозяин деревянного домика – молодцеватый старичок с белёсыми висячими усами и стрижкой «под горшок». После знакомства, пошли осматривать сокровища собирателя литературной старины и народного творчества. В кирпичной кладовой, амбаре и заброшенной бане, от пола до потолка, возвышались связки старинных книг, газет, журналов, пожелтевшие треугольники писем, ящики с отжившей деревенской утварью, черепками лепной посуды и чьими-то костями. Поговорив на учёные темы, мы вернулись к полуторке. Поработав в школьные каникулы два месяца у Стоянова, я собирался домой, в Каменск. Там меня ждал мой брат Валера, с кем мы всю зиму готовились к туристскому походу на гору Старик - Камень и реку Чусовую. В.Е.Стоянов предложил мне поездку на реку Тобол, на раскопки городищ и курганов, но я, объяснив ситуацию, отказался. Знакомство с В.П.Бирюковым заинтересовало меня 17-ый веком, началом колонизации Исетского Зауралья, главным образом, этническим составом переселенцев. В.Г.Олесов - каменский заводской конторский служащий, собирал пословицы и поговорки Камышловского уезда и И.Я.Стяжкин – учитель, основатель каменского краеведческого музея, также занимался сбором народного фольклора. Источниками по интересующей меня теме оставались опубликованные ещё до революции архивы церквей Еакатеринбургской епархии, «сборники» В.П.Бирюкова и мои беседы с сельчанами, сохранившими от отцов и дедов предания старины. Мне всё интересно. Я не пишу исторические труды, хожу, гляжу, беру на заметку, никого не трогаю. Как-то на реке Багаряк, от жителей деревни Колпаковой , довелось услышать, что часть деревенских жителей – вовсе не русские, а турецких кровей. Об этом говорит их «внутренний голос», который, как известно, не обманывает, да и кожа тёмная, «турецкая». Мелькнула мысль: а, что - ещё Василий Осипович Ключевский писал, что покорение турецких земель лежало в древне-русских мечтах о взятии Царьграда, и кровавые столкновения с «больным человеком», как называл Турцию Николай Первый, начались при Иване Грозном, а закончились в годы Первой мировой войны. Пленных турок, злых, мстительных, отправляли с глаз долой на восток, за Урал. Невольники работали на прокладке дорог, на рудниках. Кстати, на правом берегу Багаряка, у деревни Колпаковой, исстари был медный рудник. Не скажу о турках, а, вот, кто из иностранцев у нас был, так это Иоганн Фальк – учёный швед, естествоиспытатель, изучал флору и фауну Урала, в 1772 год заглянул на Каменский завод, в любовных связях не замечен, но уехал и в тоске застрелился. Окраина Московского царства - Малороссия, в 17-ом веке выдала Уралу чубатых украинцев. За причёску они звались «хохлами». На речке Камышенке, между деревнями Черемухиной и Соколовой, обосновался выселок Хохлы, о былом существовании которого напоминает одинокий тополь. Пахнуло зарубежьем от села Латышского, то бишь – Ильинского, на речке Малой Калиновке. Не прижилось название - «Латышское», по первым поселенцам, якобы латышам. Чтоб не мучиться в догадках, жители построили церковь в честь пророка Ильи и село переиначили в Ильинское. Село Зыряновское на реке Синаре, вероятно, основано зырянами – финно – уграми, пришедшими с Вологодчины или с реки Мезени и обрусевшими, а утверждение, что в селе изначально жили «все русские», вызывает сомнение. Вот яркий пример ассимиляции: на картах межевания земель Пермской губернии значится, что деревни Усманова, Нижняя и Новая – мещеряцкие. Мещеряки – финно – угры, обитали в области Мещёра на реке Оке, платили дань Казанскому ханству, а после ликвидации ханства, ушли за Урал, где «отатарились», забыли кто они и откуда. Кстати, пожив с татарами, башкирский язык впитал татарские наречия, и от татар заимствованы некоторые обычаи, например, калым. Все селения по рекам Исеть, Синара, Багаряк и их притокам, а также берега крупных озёр, в первой половине 18- го столетия были заселены великороссами. О русских селениях более раннего времени сведения скудные. От непотушенной свечи, «возгоревшего» кадила, удара молнии, деревянные церквушки сгорали вместе с записями о первопоселенцах. Даже каменные храмы, которые стали возводить в 19- ом веке, часто страдали от пожаров, уничтожавших сохранившиеся документы. С начала колонизации сменилось несколько поколений, а за 100 лет меняется три поколения, но народная память жива, и по-детски правдива. Отцы-основатели уральских селений были личности колоритные. Сипаев, с сиплым «гласом», успевший отметиться в Сибири, потерявший голос в сырых каторжных норах. Окулко - «бычий пастух», кнутом разнимающий ссоры Чайки с Потаскуйкой, первый – летал, куда ветер дунет, а второй - вороватый, заносчивый типчик. Хромко – основатель Хромцово, не расставался с костылём, коим мог уложить годовалого бычка. Пирог, он же Емельянов – любитель мучных изделий, основал Пирогову. Крестьянин, по прозвищу Барабан, на месте деревушки Красноглазовой, основал деревню, названную Барабановой. Некто «харцыз» – разбойник из днепровских лиманов, по прозвищу Москвин, сподвижник Ермака Тимофеевича, основал Москвину. Братья Бабкины на «селище» башкирского бая Пекера срубили избы, положив начало строительству Колчеданского острога. Получается, что деревня Москвина и посёлок Колчедан самые старые, с 17- го века. Сельцо Щербаково обосновалось на месте аула бая Щербака, где башкиры, вместе с баем, страдали от оспы, были все лицом «щербатые». Отставные от службы петровские солдаты разобрались с красавцем баем и его прислугой. Души не чаяли односельчане в Савве Черемхине – основателе Черемхово, «общественнике», добром, отзывчивом человеке. Село Черемхово любовно называли Савино. Первый насельник местности, где село Волково – крестьянин Волков. Деревня Колпакова – название связано с фамилией или прозвищем основателя. Переселенцы, на новом месте, заводили хозяйство – кто заново, кто впервой. Главная забота – семья. Поначалу в жёны брали из магометан - татарок, башкирок, казашек, русских было неоткуда брать. Православное население росло, рождался народный язык. На заселённых территориях появились говоры – разновидности языка при общении сельчан. В районе Далматово, В.П.Бирюков насчитал десятки тысяч слов местного говора. Десятки говоров слились в уральский диалект. Развивалось устное творчество – притчи, предания, песни, сказки. Деревенская речь пересыпалась пословицами и поговорками. Ребёнок с детства изучал родной говор, понимал мельчайшие оттенки значения слов по интонации, с какой они обычно говорились тогда. Так, из слияния различных этносов Московского царства, в 17-18 вв. возникла культурно – историческая общность – уральцы… С запада, вслед за облаками, за Камень, на вольные «государевы» земли, катилась новая волна переселенцев. 

Бушуев Виктор Владимирович 07.12.2020 г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please paste a VALID AdSense code in AdSense Elite Module options before activating it.