Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Идёшь, бывало, с котомкой за спиной, голосишь, по молодости, на сколько силушки хватит, в чистых от никотина лёгких: «Слышу пенье жаворонка, слышу трели соловья – это русская сторонка, это – родина моя!». Толкуют, что мир нельзя познать за партой. Да уж! Более того, ненавистны школьные линейки с извечной фразой директрисы: «Вы должны!», арифметические задачки о пункте «а» и пункте «б», меж которыми, как угорелый, мчится товарняк, писклявая учительница пения без музыкального слуха, подскоки и обезьянье лазание под потолком на уроке физкультуры. На природе все прелести городской жизни забываются, ты – вольный человек, и каждая букашка тебе друг, и каждая берёзка тебе как - бы знакома, и манит в неизвестность лесная тропинка, сулит раскрыть притягательную тайну. Лучше, когда с тобой товарищи, которые убежали от гари, от запаха заводских труб, на природу, готовые идти с тобой в мир приключений и интересных находок. Так, в один из августовских деньков 1961 года, пополудни, неподалёку от входа в Смолинскую пещеру, произошла встреча синарских и уазовских туристов. По годам мы были ровней, заканчивали школу. Мы появились на свет каких-то 16 лет назад, когда отгремела война. Нам то что? Мы пищали в люльке, а, вот, родителям довелось многое пережить. А чтоб не орали, нам в рот толкали хлебный мякиш в марлевой упаковке. И я до сих пор помню эту хлебную пустышку! Мы попали в интересное время. Хрущёв всё удивлял сталинскими разоблачениями, кудесницей-кукурузой, но самое интересное то, что якобы в 80 –ые годы наступит коммунизм. И это для народа оказалась такой пустышкой! Мол, надо упорно работать, мобилизовать свою волю – и цель будет достигнута. После школы мы, как и весь советский народ, работали, « мобилизовывали» волю, а страна в 90-ые улетела к 1917 году и без крестьянина в шинели - «человека с ружьём», а с дядькой - рэкетиром. Нас не прельщал «грошевый уют» города, «массовый» туризм - он был показным. А ещё скажите, милейший, как жить в социуме, где низменные обывательские потребности: «лишь бы войны не было, а хлебушко был, и хата моя с краю»? В каждом удобном случае, мы шли на природу, к костру, к походным песням, исследуя то пещеры, то подземные ходы церквей, тайных рудников Далматовского монастыря, собирая редкие минералы, черепки древней посуды. А назвали мы себя СГТКУ – самодеятельная группа туристов Каменска-Уральского. На рукаве штормовки была эмблема – горы и туристская палатка. В это же время, в Свердловске, возникла СГС – Свердловская Группа Спелеологов, поставившая перед собой задачу открыть карстовую полость глубиной две тысячи метров, затмить рекорд французских спелеологов. Задач планетарого масштаба мы не ставили и в краеведческих изысках не были первыми. Ещё в царское время Исетский край исследовали одиночки, вроде нашего земляка Василия Григорьевича Олесова (1839 – 1916 гг.). Олесовы известная фамилия в старом Каменске – солидное купечество, продвинутые мастеровые, не то, что рубахи-парни, вроде Поросёнковых. Помню, Гена Поросёнков, перед входом в кинотеатр имени Кирова, снимал «кирзуху» и вышагивал в кинотеатре в одних рваных носках. До революции Каменск не был захолустьем. Рабочим хорошо платили. Кроме того, на основании 18 статьи Высочайше утверждённого 8 марта 1861 года положения о горнозаводском населении казённых заводов, работник имел план на здание принадлежащем ему домом с надворным строением и усадебной землёю. От конторы Каменского завода такой «план» в 1869 году был выдан мастеровому Василию Григорьевичу Олесову . Грамоте Василий Олесов обучался в трёхлетней школе, основанной в 1721 году. Мальчик показал прилежание и большие способности к науке. Участие в судьбе юноши принял лесничий, обучив его чертёжному делу. Сначала Олесов работал по приёмке угля, занявшись самообразованием. В свободное время Василий Григорьевич ходил по деревням, собирал фольклор, заинтересовался карстовым явлением на Каменке и Исети. Впоследствии сделал, вполне качественный для того времени, план Смолинской пещеры. При усадьбе краеведа возникла метеорологическая наблюдательная станция с координатами. Здесь велись наблюдения дождевых осадков, снежного покрова. Результаты сообщались в главную физическую обсерваторию, и в Уральское Общество Любителей Естествознания – данные для выявления режима рек восточного склона Урала, что было необходимо для нового дела – пароходства. В 1873 году В.Г.Олесова приняли в члены УОЛЕ, наградили за плодотворное изучение родного края медалью «За усердие». Провинциальную общественную научную организацию – Уральское Общество Любителей Естествознания, создал в Екатеринбурге, в 1870 году, учитель «салонного» языка, швейцарский подданный, патриот Урала, Онисим Егорович Клер. Заслуги Общества высоко оценены в России и за рубежом, об этом много сказано. После революции, изучение досоветского прошлого по идеологическим причинам не одобрялось, и 20-30 –ые годы для исторического краеведения потеряны. После Великой Отечественной войны интерес к краеведению возобновился, рассматривался под призмой патриотического воспитания молодёжи, в первую очередь, школьников. Краеведение и туризм – близнецы, братья. Шестьдесят лет назад, с подачи мастера спорта по туризму, свердловчанина Павла Истомина, школьники ринулись по 60-ому меридиану открывать тайны родного Урала. Энергично заработала Свердловская областная детская экскурсионно – туристская станция, куда юные краеведы направляли материалы открытий. ДЭТС наиболее интересные отчёты публиковала в своих сборниках. В Свердловском областном дворце пионеров создали общество «Глобус», известного туристскими экспедициями и активной поисковой работой. Но фору свердловчанам дала периферия - каменские школьники. В 1947 году, познакомившись под сводами Смолинской пещеры – писатель Олег Коряков и ребята из школы №8 Каменска - Уральского подружились, искали новые коридоры пещеры и подземные убежища монахов. Школьниками руководил фронтовик, учитель географии И. Т. Соколов (1918 – 1967 гг. ). Педагог от Бога – Иван Тихонович Соколов был личностью неординарной, авторитарной, свято веривший педагогической системе Антона Семёновича Макаренко : воспитание человека в коллективе, через коллектив и для коллектива. Важным элементом воспитания является патриотизм, а любовь к отчизне - это, не красивые слова, а когда человек своими глазами видел, многое познал, составил себе определённое представление о том кусочке российской земли, на котором протекает его жизнь. В этом сила краеведения! А патриотизм и коллективизм ходят рядом. Летом 1946 года, когда я, полугодовалый, сосал беззубым ртом вкуснейшую пустышку, Соколов увёл ребят к юго-западу от городской зоны к цепи природных водоёмов, расположенных на водоразделе между двумя системами рек: Исети на севере и Багаряка – на юге. Через деревню Брод, мимо мартюшевских железорудных карьеров, группа шла полями к озерам Малый и Большой Сунгуль. Эти озёра замечательны составом своей воды. Химический анализ характеризует её, как щёлочно-солёную, но вот северный край озера Червяного, занимающий положение террасы, представляет собою совершенно иную картину. Здесь озеро имеет широкую мелководную береговую полосу и чистый песчаный пляж. Вода из этой части озера горько-солёная, как называют её «целебная». Исстари ею пользовались местные жители, как средством лечения разных недугов – невралгии, ревматизма и др. В жаркие месяцы лета купаться в этой воде – одно удовольствие, и каменские ребята воспользовались такой возможностью. В отдельных местах прибрежной зоны в воде озера скопляется много зелёной фауны – это мелкие зелёные ворсистые червячки, по местному «мормаш». Любители рыбалки тут же занялись червячками. До посещения озёр, ученики 8 – ой школы прошли довольно далеко по рекам Исеть и Каменка, но их экскурсии носили характер эпизодических вылазок, не были связаны общим планом длительного путешествия, направленного на изучение родного города и его окрестностей. Между тем, экскурсии не были пустым времяпровождением на природе. Находки, сделанные юными путешественниками, ещё раз подтвердили, что на территории Каменска-Уральского и Каменского района обитали представители очень древнего животного мира. У деревни Беловодье и села Черемхово были найдены остатки бивней мамонта. На реке Каменке во время одной из экскурсий обнаружены залежи белой глины, а напротив деревни Черноскутовой – выход бурого железняка. Школа №8 и её юные краеведы не нашли последователей среди учеников города и района. Школы выполняли закон всеобуча, отлавливали прогульщиков и хулиганов, сдавали их в комнаты милиции, грозили пальчиком родителям. Это говорило о недооценке туризма и краеведения, о неумении учителей придать экскурсиям характер увлекательных путешествий, во время которых здоровый отдых чередовался бы с изучением территории города, деревни, окружающей местности, с наглядными уроками по истории земли, геологии, ботанике и так далее. В общем, всем тем, что дополняло бы и повышало знания учащихся. А краеведческий музей 8 –о школы пополнялся новыми экспонатами: весной 1948 года, ребята на Исети, на бывшем Логовском железном руднике, в логу, нашли череп бизона и кости неизвестных диких животных. Череп взяли, а кости закопали в месте нахождения. Отличился Вадик Воронин: на Исети, у горы Раструс, в береговом обнажении он нашёл черепки лепной посуды с узором и каменные зернотёрки. Похоже, что здесь жили древние люди. Иван Тихонович помчался в Свердловский областной краеведческий музей и сообщил о находке. Стоянку древнего человека у горы Раструс исследовала археолог Елизавета Михайловна Берс (1906 – 1981 гг.) При раскопках обнаружены глиняные сосуды бомбовидной формы, наконечник копья из сланца, кости животных. Е.М.Берс отнесла эту стоянку ко времени 7-4 веков до нашей эры, к скифо-сарматским племенам. Называться членами школьного кружка – мало ли «кружков», следопытам 8- ой школы не хотелось. На уроках географии ребята узнали о Николае Николаевиче Миклухо-Маклае (1846 – 1888 гг.) – путешественнике, жившем чёрт – те где, на затерянных островках Тихого океана. Он замерял размеры черепов островитян, доказывая всему миру, что дикари «тоже люди». Так, по предложению ребят, возникло географическое Общество имени Н.Н.Миклухо-Маклая. Соколов, отпустил бороду «как у Маклая», но провинциальный Каменск смотрел на педагога осуждающе, с ехидной гримасой: нам заграница не нужна! Бородку пришлось сбрить. Иван Тихонович с детства мучился с больными почками, и молодым, сорока девяти лет, угас. Он был человек харизматичный и принципиальный. А прямолинейность, которой он обладал в высшей степени, не всем нравилась, особенно начальству, поэтому Иван Тихонович ходил изгоем, без опоры в своих начинаниях: у него не было ни административного, ни финансового ресурса и, главное – ресурса здоровья. И. Т. Соколов не успел реализовать педагогический дар, жизненные обстоятельства не дали развернуть, в том числе, успешно начатую краеведческую работу. Зато другой каменский краевед – Владимир Петрович Шевалёв, с лихвой «оторвался» на минералах, мамонтовых костях и разных окаменелостях. Этих самых ресурсов оказалось – хоть отбавляй. Скупой на информацию биограф Шевалёва передаёт, что юноша Владимир Шевалёв, в начале войны, в числе эвакуированных, приезжает из Москвы на Урал, «слесарит» в Каменске-Уральском и, одновременно, учится в общеобразовательной школе. После войны возглавляет комсомольскую организацию Красногоркого района и учительствует. Ввиду нехватки квалифицированных учителей, пройдя соответствующие курсы, имея среднее образование, с партбилетом в кармане, да с такой шевелюрой, можно запросто сойти не только за образцового учителя а, бери выше – за директора школы! Как мне, в своё время, поведал Владимир Петрович, он познакомился с И.Т.Соколовым в начале 50-ых годов, и с интересом воспринял его рассказ о ребячьих похождениях, находкам юных аргонавтов. Соколов и Шевалёв вместе повышают своё образование, заканчивают Свердловский пединститут, становятся директорами школ. У того и у другого – сын и дочь. В 1961 году, в восьмилетней школе №16, позднее – средней школе №16, в новом, сданном в эксплуатацию здании, с новым педагогическим коллективом, В.П.Шевалёв пошёл в гору, за сорок лет добился больших творческих успехов. А чего же не работать, коль кругом люди хорошие? Отсюда, из любимой 16-ой школы, в 2006 году, Владимира Петровича вынесут вперёд ногами. И.Т.Соколов, не имея ни кола, ни двора, продолжал латать дряхлые школы города, перетряхивать педагогические кадры, живя «при школе». Имуществом семьи Соколовых была только этажерка с книгами. В 1957 году, коммуниста Соколова бросили на очередной прорыв: отковать, из «трудных» детей, набранных из городских школ, «пушкиных и пущиных». Год – два дела шли хорошо: твёрдые знания давали учителя, работали кружки: краеведческий, драматический, танцевальный, кройки и шитья, спортивный и другие. Дети школы-интерната №1 составили гордость школьных коллективов Красногорского района, да, вот, вмешались злые силы, и педагог-новатор уехал из Каменска-Уральского. На чужой стороне не работалось, вернулся обратно, в последнее пристанище – сш№4. Жить оставалось недолго. Весь посёлок Ленинский проводил в последний путь И.Т.Соколова. Воспитание - это привитие навыков от воспитателя к воспитуемому. А про гены мы и не слыхивали. В советское время школьным воспитанием был «охвачен» каждый ребёнок – направлен в кружок или секцию, кого не схватили – ушёл в подворотню, но особое место в борьбе за душу ребёнка играет краеведение. История сш№16 подтверждает, что, когда краеведение в школе доминирует, другие направления воспитания подтягиваются. Первенство по изучению родного края держала 16-ая школа – базовая школа городского Дома старшеклассников. Кстати, в этом «Доме» хотели сварганить внешкольный «музей истории комсомольских организаций города», да, видно, испеклись комсомольцы. В трёх музеях сш№16 – Ленинском, Боевой славы, Геологическом количество экспонатов невозможно сосчитать – глаза разбегаются, и в каждой находке – коллективный труд учителей, учащихся, руководителя школы. Особенно впечатляет, известный всему свету, Геологический музей – детище В.П.Шевалёва. Три музея, три Совета, работали на воспитательный процесс. В 1987 году Владимир Петрович предложил создать городское общество краеведов. Вспомнилось УОЛЕ. Я кинулся, было, за составление плана работ, но всё оказалось проще: Владимир Петрович позванивал местной интеллигенции - архитекторам, экологам, журналистам, врачам, искусствоведам, туристам, среди которых мелькали личности неординарные. Эти «интересные люди» появлялись, и можно было заслушаться их сообщениями по истории края, природе, населении. Встречи для всех желающих проходили один раз в неделю, в школе №16, в кабинете В.А.Гусева – учителя географии, краеведа, автора пособий и географических атласов нашего края, где он дал названия речным скалам, поскольку в былые времена, у почитателей природы, насчёт придумывания, видимо, не было ни ума, ни фантазии. Волновали насущные проблемы: да, когда же, наконец, прекратят травить, и без того прокуренные лёгкие наших горожан гиганты пятилеток УАЗ, КТЭЦ и кремниевый заводик. Будет ли кружная дорога близ города, чтоб транспорт не чихал бензиновой гарью. Крепенький ли для будущей дороги закарстованный берег реки Каменки у Лесхоза, где планировали мост, для единения через реку народов Трубного и Ленинского посёлка? Между тем, бежали 80 –ые годы – последний всплеск советского краеведения, бьющего в глаза красным цветом пионерских галстуков. Энтузиасты краеведения работали и не думали, не гадали, что скоро не нужны будут ленинские комнаты, пионерские уголки, под шумок перестройки пропадут редкие документы, боны, монеты, марки, значки и много ещё чего, бережно хранимого, собранного юными краеведами. В двух десятках каменских школ, музеев было десять. В Синарском районе выделялась сш№3. В войну в здании школы был военный госпиталь. Стены школы хранят стоны и крики раненых бойцов. Ребята задумали создать музей госпиталя, но шефы школы – синарские трубники, оборудование для музея не прислали, оставили для заводского музея. Собран большой материал к 50-летию школы, и о кавалере ордена Ленина учителе В.П.Тарасовой. С 1937 по 1941 год в школе учился будущий космонавт П.И.Беляев. Часть материала передали в Свердловский областной музей народного образования. Пионерам сш№31 нравилась операция «Родничок», когда дети выходили на реку Каменку расчищать ключи. Материал по истории народного образования в Красногорском районе собрали краеведы сш№25. Уникальные документы о космонавте П.И.Беляеве хранились в сш№1, где он учился с 1941 по 1942 год. В сш№5 была грамота за подписью И.В.Сталина, адресованная ученикам школы, собравшим в годы войны, деньги для танковой колонны. Дочь каменского большевика Якова Прокопьева Екатерина Яковлевна передала документы в школу №6, но документы потеряли. В сш№8, где после войны работал И.Т.Соколов, создав Географическое общество им. Миклухо-Маклая, краеведение и туризм забыт и даже «уроки вести некому», но блистает красотой ленинская комната. Ряд школ о краеведении «где-то» слышали, им без него и так «хорошо». Городской клуб туристов «Салют» готовил среди учителей руководителей походов и судейство на слётах, но в походы школы города ходили мало, например, в 1983 году - всего 6 походов. Вот такую информацию я собрал для себя много лет назад… Сейчас время потребительства, пошлости и цинизма. Наши тропы заросли, наши песни забыты, но всё вернётся, вспомнится, и всем воздастся.

+ Бушуев Виктор Владимирович., 30.11.2020 г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please paste a VALID AdSense code in AdSense Elite Module options before activating it.