Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

Продолжу свой рассказ о друзьях-спелеологах.

Передо мной «Дневник спелеологической экспедиции свердловских спелеологов СГС по Южному Уралу 17.7. -27.8.1962 г. Состав группы: 1.А.Козлов, 2.Л.Емельянов, 3.Р.Рогов, 4.В.Щепетов, 5.В.Миронов, 6.Ю.Белоглазов, 7.Б.Бызов, 8.Э.Волошенко, 9.В.Мезенцева. Цели и задачи: Разведка местности на Южном Урале с посещением некоторых пещер и работой в них. Рекогносцировка района с целью более рационального планирования следующих экспедиций СГС по Южному Уралу». Дневник содержит записи участников экспедиции Леонида Емельянова и Валентина Щепетова. Пишет Л.Емельянов: «19 июля. Озеро Кисегач. Потихоньку просыпаемся. Пока проснулись четверо. Без спичек разожгли костёр. Как это делается, расскажем, когда приедем. 18-го в 7.38 ( т.е. ночью ) выехали из Свердловска. Утром были в Челябе. В 5 часов – в Чебаркуле. Встретили Николу. Он очень помолодел – видно, служба на пользу идёт. Никола по тыловой дороге, изрезанной гусеницами танков, истоптанной тяжёлыми сапогами людей с автоматами АК, провёл нас мимо лагеря, танкодрома и вывел на оз.Кисегач. Почему на Кисегач? Об этом можно лишь догадываться... Вечером, в назначенный срок Николы не было. В запасе ещё одна ночь. Коротко о людях, временно проживающих на озере. Народ тёмный и подозрительный. Двое пьяных с видом работников КГБ старательно допрашивали нас и угрожали лесником. Через час-полтора из темноты леса выросли тёмные фигуры с дубинками в руках. Они цепью окружили наш лагерь и стали допытываться, нет ли среди нас пьяных? На вопрос о цели поисков ответили очень уклончиво и непонятно. Дело ясное, что дело тёмное. Ночь прошла относительно спокойно, если не считать отдельных выкриков и грохота ружейных капсюлей... Итак, 19-ое, озеро Кисегач. Опять разожгли костёр. Температура воды в котелках на ярком огне медленно, но неуклонно приближается к температуре превращения воды в лёд. Сварился суп, хотя этот суп можно было бы назвать чаем. Содержимое одного котелка выпили. Наш нынешний завхоз с кислой миной объявила, что днём будет есть ... второй котелок (!). Почему второй, а не первый, никто не знал, даже Эмка.После завтрака наступила апатия. В тишине было слышно лишь переливание супа в Санин желудок...» Далее идёт запись В.Щепетова: « 19.7.62., оз.Кисегач. Уехали 17-го заполночь, вернее, даже 18-го. В 0.38 местного. Провожающие – Лобанов,Ритка, Римма, Пим, Васька и ещё несколько рыл, незнакомых мне. Загрузились в поезд Свердловск – Челябинск. Ребята пели у вагона две новых песни ( я их пока не знаю), но я не пел – не было настроения, стоял, болтал кое-с -кем . Потом, опять же, свисток, гудок и стук колёс. Вскоре мы завалились спать на полках. Проснулся часов в 6, перед Кыштымом. Вылез с Юркой Белоглазовым, покурил, он мне показал ( он был здесь на май )гору Сугомак. Потом поехали дальше и в десятом часу прибыли в Челябинск. Вещи сдали в камеру хранения и отправились в город. Поели в столовой и разошлись. Ребята отправились в магазины, кое-что купить, я с Эмкой пошёл в геологоуправление. Мы его еле нашли и еле к нему добрались. Пока Аристов был на обеде, я зашёл в парикмахерскую и сбрил свою клочковатую полярную бороду и идиотские баки. Вышел из парикмахерской обновлённый, посвежевший, помолодевший, провонявший запахом какого-то одеколона. Эмка, ожидавшая меня, нервно и истерично засмеялась – так уж я выглядел. Снова пришли к Аристову. Но ничего толкового и дельного мы не сделали. Если бы мы заранее ( за полмесяца) связались, нам бы подготовили все необходимые материалы. А сейчас что? Некогда. Ну, мы немножко поболтали о деле, Аристов нам посоветовал, если представится возможность, связаться с Бакалом. Но Бакал в стороне от нашего маршрута. От геоуправления мы приехали на вокзал как раз к 2-ум часам. Там уже кое-кто был, скоро же подошли остальные. Электричка до какой-то станции уходила (через Чебаркуль) в 14.45 местного. Билетов (по 81 коп.) не взяли, решили, как всегда, ехать зайцами. Сидели, тянули время, чтобы имитировать, будто мы в последний момент явились к электричке и было некогда купить билеты. Сели, поехали. Ревизии, к счастью, не было. В вагоне вздремнули, ибо предыдущей ночью почти не спали, вернее спали мало. Проехали Мисяш, вылезли в Чебаркуле. Жара. Зашли в буфет, сели рубать. Горячие щи, лапша! Почти все сидели голые до пояса, тёк струями пот! Никто не знал, здесь Никола (в 1 км отсюда) или нет, а за 5-6 км. Саня, Борька и ещё кто-то пошли рядом , в часть, выяснять местонахождение Николы. Мы сидели в тени, кое-кто переписывал песни, я читал Эмкину записную книжку. Подняв голову, я увидел рядом с остальными какого-то солдата, пожимающего им руки. Ба! Колька Лизунов! Стройный, похудевший, и, первое моё впечатление, помолодевший. Меня он не заметил или не узнал: он не ожидал, что я могу оказаться здесь. Я окликнул его. Он был радостно удивлён, но, как всегда, сдержан и не любопытен. Мы пошли встретить Саню. Встретили его с ребятами, вернулись на станцию. Забрав рюкзаки, вся группа пошла во главе с Николой на оз.Кисегач, минуя оз.Боляш. Увольнение у Николы было до 9 часов вечера, он собрался проводить нас до оз. Кисегач, вернуться в часть, а ночью придти к нам. В 9-ом часу мы расстались, ещё не дойдя до озера. Договорились о встрече – встреча на купалке с 23.00 до 0.30. Встанем правее купалки. Договорившись, мы пошли дальше к озеру, а Никола зашагал назад: в свою часть. Скоро дорога привела к озеру. Вид озера подействовал на нас – мы были уставшие, и здорово хотелось искупаться. Сбросив рюкзаки, мы полезли в воду- три парня в плавках, три парня в трусах. Девушки тоже зашли в воду, только они, естественно, долго и нудно, как всегда, собирались. Выкупались отлично. Вода была хорошая, тёплая, прозрачная ( эх, здесь бы в масках поплавать!) Да, хороши озёра на Южном Урале! Немножко позабавлялись, ловя на дне в прозрачной воде раков. После купания выбрали место и встали на бивак. Дров нет. Костёр горел еле-еле. Сварили чай. Выслали разведку навстречу Кольке. Саня с Юркой встали недалеко на дороге, я с Ромкой пошёл на купалку. На берегу очень много стоянок, очень много самых различных палаток. Многие приехали на автомобилях. А ведь сейчас будничные дни, что же творится здесь в воскресные дни? Очевидно, оз. Кисегач здесь так же популярно, как у нас Чёртово городище и кое-что другое. Наверное, даже больше, ибо у нас, на Чёртовом, в будни кого-либо найдёшь? Кольку мы не встретили. Просидели на купалке с Ромкой, коротали время, пели песни. Иногда кричали: «Колька!» и помигивали фонарём, но всё бестолку. В 0.10 сняли пост и пошли назад. Пришли, а скоро подошёл дозор с дороги - тоже ничего. Либо Кольку не выпустили и ему не удалось вырваться, либо он не нашёл нас. Прошла группа человек восемь – девять, с дубинами – искали одного кента, чтобы его избить. Осмотрели нас, убедились, что его среди нас нет и пошли дальше ( кажется, они его всё-таки нашли и ночью избили). Мы начали ужинать. Кольки не было, но мы раздавили несколько бутылок, чтоб было веселей. Эмка не плохо сейчас ( а впрочем, как всегда) пила красное вино. Немножко спьянилась, стала весёлой и шальной. Интересно на неё было смотреть. Весёлая, выпившая Эмка! Её вид мне знаком хорошо! От души попели песни и пошли спать. Шёл 3-ий час ночи. Легли в палатке. Вообще, у нас одна палатка четырёхместная на 8 человек (вернее, на 9, когда приедет Миронов). Заснули быстро. Ночью пришли Санька с кем-то ещё из наших – ходили болтать с народом, близрасположенным. 21.7.62., ст. Белорецк. Колька позавчера не появился и я, Эмка и Юрка Белоглазов отправились дальше по маршруту. Ибо у Эмки было мало время- 27-го ей нужно быть в Свердловске, и мы решили не терять время на Кисегаче. В 5 часов вечера мы отправились. На Чебаркуле нам не удалось сесть на товарняк, мы дождались поезда 19.02 Челябинск - Вязовая. Купив билеты до Миасса, сели. В Миассе проводница стала нас выгонять, но мы всё-таки упросили её позволить нам доехать до Вязовой. Весь состав состоит из вагонов, сделанных по последнему слову техники. В своё время мне вагон поезда на Курьи показался великолепным, но этот вагон был значительно совершеннее. Его внутренний вид напоминал самолёт- два ряда кресел, по две, изменяющие наклон спинки, столик перед тобой ( из спинки предыдущего кресла), лампы дневного света и т.д. В Вязовую прибыли в 23.52 Москвы. Скоро удалось поймать грузовик на Катав-Ивановск ( ибо поезда были не скоро), куда мы и прибыли, проехав через Юрюзань. В Катав-Ивановске часа через три отправился товарняк на Белорецк. Узкоколейная линия и поезд соответственно. Не привычно сначала! Мы сели на низкую платформу с арматурой. Когда спали, когда загорали. Первую половину пути поезд шёл медленно в гору, примерно 15 км в час. Ехали долго, 10 с лишним часов расстояние 145 км. В Тирляне я поел в столовой, Юрка с Эммой не успели. Поехали и скоро были в Белорецке. 22.7.62. Река Инзер, тоже – чёрт знает где. Продолжаю. Плохо с чернилами для авторучек – в Белорецке не посмотрел, а здесь нет в магазине. В Мишьяке у кого-то заправил обычными фиолетовыми, от этого моя ручка не пишет, пишу Эмкиной. Поезд Белорецк- Инзер уходил в 6.30 вечера местного, то есть через 1,5 часа после нашего прибытия в Белорецк. Расстояние 130 км, цена билета 2.70. Мы решили не ехать этим поездом- не тратить денег, да и в Белорецке надо было купить продуктов и дать телеграмму в клуб туристов в Свердловск. Решили ехать товарняком. С вокзала пошли в город, по пути искупались в городском пруду. Купаться плохо, очень грязная вода! В городе купили продуктов и дали телеграмму. Вечером на Инзер ничего не было, легли спать. Утром 21-го шёл товарняк на Тукан. После долгих выяснений, где этот Тукан и как нам добираться, мы сели на этот товарняк ( уже привычный, узкоколейный) и доехали до Ишли. Поезд ушёл дальше. Ишля на 62-ом км от Белорецка. Там ничего не было, кроме первого, одна котлета без гарнира из вторых. Из третьих ничего не было. Взяли по два первых- щи и суп-лапшу. Запивали водой. Потом оказалось- есть квас. Бросились за квасом, но он был уже на исходе. Нам досталось всего пол-литра на троих. Это- мизер, а квас был отличный, прохладный, я бы запросто выпил в три раза больше. Поев, стали уточнять обстановку. На товарняке Эмка уточнила обстановку, но это оказалось неверным- речь шла об Малом Инзере; не поняли друг друга! Сейчас поговорили, стало яснее. Далеко от Инзера ближе. Но у нас нет денег ( а вдруг не удастся договориться с кондуктором пассажирского поезда!), да и неохота ждать часов 10 пасс. Поезда. Нам уже надоело ездить, охота походить. Надо же начинать! И поэтому-то, невзирая на то, что от Ишли дальше, мы решили идти от неё. Немножко выяснив маршрут, мы потопали. Нещадно жгло солнце, мои сгоревшие руки жгло. А под рюкзаком – пот градом! Наш путь лежал в д.Суран. Прошли км 3, нас нагнала машина. Мы селина неё и проехали км 5-6. При такой жаре это было очень удобно для нас. Машина вскоре свернула в сторону, мы вылезли. В Суран шла одна девушка, мы дошли с ней. Пройти пришлось км 3. Вот и Суран. Первым делом напились тёплой воды у кого-то, потом холодной- в ручье. Подзакусили. Пошли дальше. Путь лежал на д.Миньяк, это, предположительно, 15 км от Сурана. В действительности, как выяснилось впоследствии, там было всего км 8. Пройдя ручьём, подошли к р. Инзер и перешли. Он сейчас мелок, только иногда до колен . Были дрова, и мы решили сварить чаю. Пока он сваривался, я с Юркой искупался. Инзер везде мелок, как правило, по колено. Поэтому купание заключалось в том, чтобы лечь на дно реки, как в ванну и ползать по нему. Однако и такое купание хорошо освежает. После чая пошли дальше, иногда теряя дорогу. К счастью , попадались встречные, и мы выясняли дорогу у них. Наступили сумерки. Мы были в долине реки, около штабелей, заготовленных и готовых к сплаву брёвен. Было много стогов. Скинули рюкзаки и стали осматривать окрестности. Неподалёку Юрка нашёл хорошее местечко- старое кострище, и мы остановились на нём. Остатки (остов) шалаша, толстые, обугленные брёвна, что-то вроде телег с двумя колёсами, некоторые атрибуты упряжи. Очевидно, здесь была стоянка работников лесозаготовок. В лежавшее сухое дерево был воткнут топор. Мы осмотрели его- хороший, удобная ручка, После некоторых дебатов мы решили взять его себе. Я сначала возражал: « Как же? А таёжная лесная этика- не тобой положено, не тобой взято?». А потом плюнул и согласился: «Не забывай топоры!». А то у нас с топорами вообще плохо - на 9 человек - два топора. Один топор хороший – у Сани, а другой - маленький, туристский топорик, да, вдобавок, ужасно тупой – у нас. Ну, с его помощью многого не сделаешь. Поэтому топор вообще, а тем более нам троим до Кызыл-Яра был весьма кстати. Как манна небесная! А то Эмка сокрушается, что манна не падает. Дрова были рядом, хорошие. Река под боком ( хоть путь к ней и проходил через какие-то вонючие лопухи). Что ещё нужно для устройства ночлега? Погода была хорошая, дождя не предвиделось, вполне можно было спать под открытым небом,( ибо у нас не было палатки). Рядом были стога, и мы натаскали сена. Эмка ужасно обрадовалась – она уже давно мечтала поспать на сене, да всё не приходилось. И вот осуществилась её давнишняя мечта! Эх! « О такой ли жизни ты мечтала...?». Поужинав, легли спать. Утром вставать надо было рано. Я проснулся в 1.30. Кругом – туман ( в долине ). Темновато. Я выкурил махорочную сигарету и стал спать дальше. Встал в 4.30, в основном от того, что замёрз. Да и пора была. Разбудил Эмку, она принялась за варку завтрака. Когда он был готов, разбудили Юрку. Позавтракав, в 6.10 отправились дальше. Путь шёл по хорошо видной дороге, и через 3-4 км привёл нас в Миньяк. Подходя к нему, я боялся: вдруг мы сделали крюк и это – опять Суран? Мои опасения оказались излишними – это был Миньяк, через который нам и следовало проходить. Здесь мы узнали дорогу дальше, до Кызыл Яра или, по-русски, Янаула. ( Возможно, потому, что он известен под русским названием Янаул, а не под башкирским Кызыл-Яр, нам и было трудно узнать путь к нему – никто не знает башкирского названия ). По Инзеру до него примерно 40 км, можно короче – 20 км. Мы выбрали короткую дорогу, как впоследствии оказалось, зря. Ведь эта прямая дорога никогда быстро не приводит к цели! Разбудили продавца и пошли в магазин. Купили на 1.50 продуктов и немного курева. Вышли на начальную тропу короткой дороги и по ней пошли. Мужик в Миньяке дал нам кроки и я с грехом пополам по ним ориентировался. Вообще, здесь народ эрудированный и довольно грамотный, хоть и простые рабочие! Это сразу бросается в глаза. Может потому, что, как заявила Эмка, они вербованные? Вскоре, то есть, часа через полтора или, примерно, через 7-8 км, пришли к избушке. Это были Митизи. Они были на кроках и мы, значит, пока шли правильно. Около избушки шла телефонная линия, тоже указанная на кроках. Мы покурили и немного отдохнули. Избушка жилая, но покинутая дней 7-10 назад, если не больше. В ней три кровати ( средняя играет роль стола ). На них - матрацы, одеяла, ватники и т.д. Висит на стенах кое-что из одежды, в том числе и шерстяные носки. Полевая сумка, набитые гильзы для ружья. Ложки, кружки. Много пачек махорки, инструменты ( ножи ) для сбора смолы. Всё это говорит об устоявшемся быте, но почему уже несколько дней, как никого нет? В углу нашли пол-литровую банку сметаны, полную и аккуратно обвязанную. Сверху сметана ( как развязали ) –испорчена, внизу – можно есть. Непонятно, почему же осталась эта банка? Какой хозяин так поступит? На чердаке – двуручная пила и лыжи , подбитые плохенькой шкуркой,- чтоб не скользили. Ну, мы ничего не взяли. Взяли бы топор, да он был плохой- ржавый, тупой, с расколотой на конце ручкой. А так бы, пожалуй, прихватили! От избы дорога шла куда-то не туда, и поэтому мы пошли в гору по старой-старой заросшей дороге, которая вскоре затерялась в густой траве. Так началось бездорожье. Нам нужно было подняться на гору Салтыз. Чёрт знает, на какую гору мы поднимались! Дорогу мы потеряли, ориентировку, в конце концов, тоже. Подъём был тяжёлый, но, в конце концов, мы вышли на гребень горы. Мы с Юркой никогда не видели таких гребней – узкий ( метра 2-3 ), весь заросший. Непривычно, одним словом. С ориентироваться трудно, даже с биноклем – ничего не видно, кроме уходящих к горизонту гор. После долгих дебатов мы решили выходить на Инзер, куда бы на него не вышли. Перевалив гребень , начали спуск по логу. Очень хотелось пить, но фляжку уже всю выпили. Внизу лога – ложе пересохшего ручья. Вскоре иногда стали попадаться лужицы воды в камнях русла. Мы, наконец, напились. Идти очень трудно, Берега лога крутые, поросли огромной, часто выше роста человека, густой травой. Альпийские луга, дери их мать! По каменистому ложу тоже не пройдёшь – оно узкое и очень часто низко нависают ветки, мешают деревья. Нигде не было хорошего пути, идти было везде очень тяжело. Шли медленно, часто останавливались перекурить. В эти минуты мы просто валились в траву! Да ведь с утра ничего не ели – так всегда, по-спелеологически! Скоро вдали показалась гора, т. е. там была долина. А чья? Я предполагал – Инзера, а остальные – что просто ручья. Вышли – река Инзер. Я был прав. Всё! – вода была. ( Мы в логу-то не варили обед, потому что не было хорошей воды). Оставалось найти дрова. Нашли чуть ниже по течению, свалили сухую лесину, ( а разве маленьким топориком мы бы её свалили?) и встали на бивак. На левом берегу реки. Здесь также была трава, но это мелочь – примяли. Скоро был готов лёгкий спелеологический ужин - перловая каша и чай. Сахару - в обрез, лимитируется, хлеб – тоже. Кстати, в Миньяке хлеба не купили, его там нет. Выпросила Эмка там у сердобольных жителей чуть-чуть хлеба и даже, кажется, кусок пирога. Поужинав, немного отдохнули. Затем Юрка и я отправились на разведку- надо было выяснить наше местоположение на реке и где же этот чёртов Кызыл-Яр? Пошли вверх по реке и в 4 км от нашей стоянки встретили покосников. У них узнали - до Кызыл-Яра - 20 км, до Козмаша – 10. Пошли назад. В 1,5 км от бивака горел костёр – сидели тоже покосники. Они, в основном, подтвердили километраж. Сказали, что на Метизе раньше был рудник. Обратно шли уже в сумерках, темно. На берегу хороших дорог нет, часто приходилось идти прямо по Инзеру. Но он мелок, дно каменистое, идти вполне можно. Но темно, поэтому впереди себя дно ощупывали палкой, как слепцы. Шли в кедах и брюках – Юрка их закатал, а я – нет. Китайские штаны пусть мокнут, не жалко! Пришли в 23 часа, Эмка нас ждала и жгла костёр. Скоро был готов чай, мы напились и легли спать. Это было уже в первом часу ночи. Кстати, когда мы вечером купались в реке, нас здорово кусала рыба. Маленькая, сволочь, но дико кусачая, долго в воде не просидишь. Неприятно и щёкотно! Итоги дня – на маршруте ( т.е. ходьба) были 11 часов, из них – 6 часов по бездорожью. 23.7.62., река Инзер, утро. Встал в 5 часов от холода. Сегодня спал в сапогах, ( а прошлую ночь – просто в носках). Но сегодня хоть дождь из тумана не капал, как в ту ночь. Разжёг костёр ( дров навалом), и начался обычный будничный день. В 7 часов встала Эмка и стала варить кашу ( воду я уже вскипятил). Сейчас 10- ый час , мы уже позавтракали. Вчера, кстати, когда мы встали на бивак, мы - потные и грязные, опять полезли купаться. Опять купались, как в ванне – мелко, скроет только тогда, когда ляжешь. Освежились хорошо. Что туристы, тем паче, свердловские, находят хорошего в водном путешествии по Инзеру? Река так себе, скал здесь немного. Берега все лесистые, часто в лопухах. По-моему, Серга лучше и красивее. О Чусовой, конечно, говорить не приходится. Однако, надо укладываться, сейчас пойдём. Сегодня должны прийти в Кызыл-Яр. К нему подтягиваются все силы спелеологов – мы- сверху, Саня, очевидно, снизу. Сейчас идём вниз. Скоро должны быть в деревне Козмаш... Деревня Кызыл-Яр, вечер. Мы вышли в 10 часов. Километров через 10 показался Козмаш, там никто не живёт. А раньше там был участок. Повстречали двух туристов, ищут своих. Мы рассказали, что знали. А раньше, ещё в начале, переходили ручей Сарышта ( мы, оказывается, стояли недалеко от него ). Ложе каменистое, потока сейчас нет. Ниже по Инзеру – порожистая местность. Раньше было что-то здорово, а потом взорвали – то ли порог, то ли ещё что, чтоб не мешались сплаву. А ведь раньше, не знаю как сейчас, порог Сарышта славился! От Козмаша ( на левом берегу Инзера) до Кызыл-Яра примерно 6-7 км. Недалеко от Кызыл-Яра мне удалось убить белку, сидевшую на ветке куста, посохом дорожным. Хвост взял себе, лапку отрубила у белки Эмка на память, остальное было решено сохранить до тех пор, пока не встанем на обед. В 14.30 мы вошли в Кызыл-Яр. Вот она наша долгожданная цель, к которой мы стремились несколько суток, цель, к которой, очевидно, сейчас пробивается и Саня. Что он нам готовит? Что готовит нам пещера? Пришли мы здорово уставшие. Хоть и прошли всего 16 км по дороге, но устали. То ли сказалась жара, то ли вчерашняя усталость, то ли ( что менее вероятно) плохая, некалорийная еда. Село как будто вымерло – все на покосах. Эмка – начальник не знала, что делать и что предпринять. Раздобыв у какой-то старухи булку хлеба ( у нас очень тяжело с хлебом, как, впрочем, и со всем остальным), мы на конце деревни вышли к реке, на травяной берег, и остановились здесь. Конечно, после тяжёлого рюкзака приятно отдохнуть. Сожрали кашу, приготовленную ещё утром, но тогда не съеденную. Сварили чай. Дрова есть – тут совсем рядом поленница (их здесь много). Само село находится на левом берегу. Также мы искупались, опять, как всегда, брюхом по дну. После всего этого тонус стал повыше. Я с Юркой пошёл на поиски входа в пещеру. Мы прошли ниже по течению примерно 2 км и ничего не нашли. Судя по описанию, пещера могла быть только в одном месте – в скалистом склоне за опушкой, по длине примерно 300-400 м. В других местах она не могла быть - неувязывались привязочные цифры в описании, либо же местность была явно не похожей. Этот скалистый склон мы осмотрели – Юрка сверху, я – снизу, ничего, кроме узкой дыры. Но она была не на высоте 12 м , а на высоте 2-3 м. Мы в неё залезли – коридор кончился через 25-30 м. Разочарованные, мы вылезли. Очевидно, это не пещера. Мы пошли назад, решив, что узнаем вечером в деревне, когда все вернутся с покосов. Около бивака по реке ходила Эмка и в рукавице ловила раков, ей помогали маленькие местные ребята. Мы поели супа с белкой. Правда, крупа разварилась и суп превратился в кашу. Мясо у белки – как у курицы. Пошл ужина пошли в деревню ( она совсем рядом). Но узнать ничего не смогли – все старухи – башкирки, по-русски плохо говорят, ничего не понимают. Старухе, у которой днём брали хлеб, отдали 15 копеек. Совсем уж пали духом. Но встретили одного мужика, говорящего по-русски и знающего , где пещера. Договорились завтра к 7 часам к нему зайти и он покажет. Рядом в доме разжились буханкой хлеба, притом бесплатно. В магазине хлеба нет, да и магазин закрыт – продавец на покосе. Тяжело будет с продуктами – ведь у нас ничего нет, и курим трубочный табак, из трубок. Там, где нам сейчас дали хлеб, знают, где пещера. Я попросил пацана, чтоб он сейчас нам её показал, проводил туда. Он согласился и мы пошли. У меня было плохое настроение, я не пошёл, остался у костра. Уже в темноте вернулись ребята с Эммой. Вроде бы та пещера, дует сильный ветер, есть яма ( говорят ) и т.д. В общем, всё сходится. Новый вариант легенды ( местный, Кызыл-Яровский ):из пещеры вытянули верёвку или нитку длиной в километр – стояли у входа и вытягивали, и вытягивали. Вход находится недалеко от нашей дыры, выше. Мы этот участок просматривали, но его не видели. Вот это самое отвратительное! Сварили раков, но мне они (сами раки) не понравились. Выпили чаю и легли спать. Ниже по течению, в 150-200 м от нас остановились в палатках московские геологи. Они плывут на двух резиновых лодках, а сейчас мелко, это не легко. Говорят, что видели здесь туристов-москвичей ( 8 рыл). Уж их-то что понесло сюда? А вообще, сейчас здесь есть туристы ( по Инзеру, я имею в виду)»... Дальше идут страницы из дневника Л.Емельянова: « 24.7.62. Пещера Кызыл-Яр. Наконец-то добрались до цели. В дороге измотались до предела. От Чебаркуля до Златоуста добрались в купированном вагоне. От Златоуста до Бердяуша в порожняке. Грохот. Тряска. Бердяуш. Охранники с винтовками вежливо высадили нас из вагона, сообщив, что состав идёт в Бакал. Из Бердяуша до Вязовой на электровозе. Двое с мешками и главным кондуктором на тормозной, четверо – в электровозе. Вязовая – Запрудовка – рабочий поезд. Запрудовка – Белорецк – узкоколейка. Пассажирский товарняк в полном смысле слова. Народу – уйма. На каком-то полустанке ( стоянка минут 25 ) нарвали травы и устроились на ночлег на платформе со стальными прутками. Ничего. Белорецк. Утро. Городок пошленький. Река Белая. Белого в этой реке очень мало, разве что пена нездорового происхождения, не раскрытого ещё наукой. Вечером выехали в Инзер. Там переспали ночку на станции и пошли в Кызыл-Яр. Между прочим, названия Кызыл-Яр никто почти не знает, кроме стариков-башкир. Все знают эту деревню под названием Янаул. Добирались 1,5 дня ( 25 км за 1,5 дня!).Жара дикая. До цели всё-таки добрались. Нашли бивак наших. Валяются три мешка и куча шмоток. Вальки, Эмки и Юрки нету. Наверное, в пещере. Входа в пещеру не видно. Потом Ромка нашёл микроскопическую дырку 0,5 на 0,5 м. Со стороны лагеря не видно. Веет холодом, притом довольно сильно...Судя по рассказам ребят, пещера превосходит всё доселе виданное. Посмотрим, увидим. Завтра штурм провала». О первом спуске на дно провала пещеры Кызыл-Яр рассказывает В. Щепетов на страницах группового дневника: « В пятом часу ушла Эмка, сопровождающие Юрка и Володя. До Инзера через Рымашты. Мы все стали пить крепкий чай, а когда его выпили, то окаменели, каждый по-своему: Ромка с Веркой легли спать, а четверо оставшихся после чая решили идти на штурм. Оделись, дошли до провала. Спуск делали дальним концом ( через левый ход ). Первым спустился Саня, вторым – Валька. Лёня и Боря остались наверху. Спуск метров примерно 25, не так уж труден, стена рядом, часто можно на распорах, висишь только иногда. Санька с Валькой бегло осмотрели часть нижнего горизонта около грота №6, при этом пришлось долго повозиться в одном месте, чтобы расширить ход. Дальше, очевидно, никто не был. Далее идёт много различных ходов, в которых легко заблудиться. Повернули назад ( так и не дойдя до конца ). Пора было – можно было начать плутать. И так еле вышли. В гроте №6 наверху народу нет. Скоро подошли, опоздав против контрольного срока на 1 час. Тогда Саня и Валя вылезли, подъём значительно труднее. Оставив шнур у провала, вышли из пещеры. В ней были 4,5 часа, да если учесть , что утром были, вот и получится нормальный 8- часовой рабочий спелеологический день. Шёл первый час ночи. Еда и чай были уже готовы, поели. Все спали на ходу. Поставили еле-еле палатку и заснули – кто - где...». И снова в свои твёрдые руки берёт перо Лёня Емельянов. Он пишет: « 26 июля. Вчера проводили осмотр пещеры после провала ( грот №6 ). Прошли метров 500 в общей сложности. Конца не видно. Пещера великолепная. Таких у нас ещё не было. Огромные гроты, натёки, озёра, спуски, подъёмы, каменные глыбы... Всего не перечесть! Часов 7 были в пещере. Вылезли околевшие. Сегодня первый день съёмок. Отсняли 418 метров пещеры по основному ходу ( где дует )- 140 м. Вообще, понятие «основной ход» в этой пещере неприемлемо. Почти каждый ход приводит в новые, запутанные гроты и ходы. 27 июля. Сегодня продолжаем съёмки. Разделились на две группы. Одна проходит пещеру, сколько возможно, другая делает за ней съёмку. Рома, Лёня, Боря и Володя спустились в провал и ушли снимать. Валя, Юра и Саня остались проверить ещё один ход. Оказалось, что он соединяется с самым большим гротом ( впоследствии названным «Аракаевским» ). Вскоре они догнали группу съёмщиков. Пройдя на распорах над злополучным сифоном, они ушли вперёд, а ребята остались снимать. Пройдя через все гроты, осмотрев их и проверив, нет ли где-нибудь непроверенных ходов, стали подниматься на стенку способом, названным тут же «Колбаса», а именно друг по другу. Со стенки вид на озёра ещё лучше. Правда, подойти к одному озеру невозможно, т.к. его видно лишь через расщелину в стенке, но видно весь грот и озеро отлично. Надо добавить, что в гроте, где подниматься на стенку, озеро очень глубокое и красивое. На стенках, окружающих это озеро, много горного хрусталя; в предыдущем гроте тоже озеро, оно из этих трёх самое большое. Поднявшись на стенку, пролезли по ходу, широкому, но довольно низкому, и попали в грот, где тоже оказалось озеро. 29 июля. Работа в Кызыл-Яре окончена. План готов и можно двигаться в путь. Уложились и пошагали. Не успели отойти и 100 метров, как начальник медленно погрузился в мрачные воды Инзера. Принялись выжимать одежду. До станции дошли за 6,5 часов. Завалились спать...». Страницы из дневника В.Щепетова: «24.7.62.Пещера Кызыл-Яр. Утром сварили чаю – старого, нового осталось очень мало. С продуктами – плохо. Слава богу, хоть работал магазин, Эмка сходила, купила сахару, баклажанной ( кабачковой ) икры. Мы с удовольствием попили чаю, затем тронулись к пещере. На поляне у входа оставили вещи и полезли, переодевшись. Провал сначала не могли найти, но потом нашли. Пещера производит большое впечатление. Она больше, интереснее и технически сложнее всех наших. На обратном пути (прямо в пещере ) повстречали Саню и ребят. Хотели друг другу сделать сюрприз, да не вышло – все воробьи стреляные, не проведёшь – услышали, конечно, друг друга издали. Саня, придя от Рымышты, увидел наши вещи, нашёл пещеру и сразу же ринулся в неё на наши поиски. Нашли они нас не сразу, но всё же услыхали. Я сначала ясно услышал голос Сани, но Юрка с Эмкой мне не поверили, говорят – «галлюцинация»! Вылезли вместе. Конечно, было о чём поговорить друг с другом, делились впечатлениями. У них ножи отобрали угро, шмон по рюкзакам делали. В общем, много интересного. Пришли они с Инзера ( посёлка ). С ними и Миронов. Николу больше не видели, может его посадили? Украли на Кисегаче у Ромки рюкзак. В 16 часов Эмка уже уходила – ей надо было возвращаться в Свердловск. Она была довольна, конечно - посмотрела хоть Кызыл-Яр. Её ушли провожать Юра и Володя. Я тоже проводил немного, а потом вернулся в лагерь. Так как все ( у Сани ) устали, то штурмовать провал решили завтра. Но, однако, халкнув крепкого плиточного чая, который резко поднял тонус, решили, что мы достаточно бодры, чтобы брать Кызыл-Яр. Из восьми человек на штурм отправились четверо. Двое провожали Эмку, Вера и Ромка спали, остальные – Саня, Боря, Лёня и я пошли в пещеру. Спускаться в провал решили из левого хода. Брали восьмидесятиметровый репшнур. Первым спустился Саня, благополучно. Спуск оказался не очень сложным, часто на распорах, но иногда и спускали на верёвке. Глубина, конечно, ощущается. Вторым спускался я, Лёня и Боря остались на поверхности у верёвки. Я спустился тоже благополучно, хоть и « пускай тяжело приходилось подчас». Итак, вот оно , долгожданное дно провала Кызыл-Яр. То, о чём мы мечтали в Свердловске, достигнуто. Мы осмотрели дно провала. Оттуда ведут три хода – 2 в воду, один узкий – из него дует ветер. Ну, а раз здесь есть течение воздуха, то его и надо придерживаться. Лёне и Боре мы сказали, чтоб они шли назад, сказали в лагере, чтоб был готов ужин и ночлег, и они вернулись в 22.20 ( т.е. через 40 минут). Они ушли, а мы стали разваливать ход, чтобы пролезть ( в основном, Саня ). Скоро нам это удалось и мы пролезли. Встретилось несколько небольших гротов, из которых вело по несколько ходов. Мы пытались придерживаться основного коридора, но это было нелегко – он не очень ярко выражен. Мы куда-то шли и куда-то лезли. Саня ( сзади ) всё спрашивал с надеждой: « Ну, что?». Я отвечал: «Дери его мать, что ты, конца не видно!». В 23.00, не дойдя до конца, мы стали возвращаться. Я никогда не боялся заблудиться в пещере, но здесь я стал этого бояться! В одном из гротов мы поплутали – еле нашли дорогу назад, и то по мазкам от локтей на глиняном полу. Это чувство – когда не знаешь в пещере, куда идти - очень интересно. Слава богу, мы вернулись в провал. Новое разочарование – хотя давно прошёл контрольный срок, ребят не было. Тут мы с Саней приуныли. Первая ошибка- мы зря так сделали – ни Лёня, ни Боря здесь ещё не были ( сейчас они – первый раз ). Они, очевидно, заблудились ( так оно и оказалось ) – ведь дорогу назад они очень плохо знали. Вторая ошибка - не закрепили верёвку и сейчас мы не могли вылезти без посторонней помощи. Итак, мы сидели на дне грота ( провала ) и прислушивались. Решили петь, чтобы не было слуховых галлюцинаций. Начали с «Геофизиков». На середине «Глобуса» услыхали шум. Подошли Рома с Лёней ( Боря остался спать ) и мы начали подъём. Подъём значительно сложнее, чем спуск, часто приходилось вытягивать на верёвке. Вылезли. Поужинали. Всех клонило в сон, Боря, сонный, ходил, как лунатик. Тем более, устали. В полусне и темноте поставили палатку. Вещи раскиданы в живописном беспорядке. Ночью на наши ноги улёгся Лёня, но мы ноги вытащили и поставили на него. Лёня спал, а на нём красовалось 6 пяток. 25.7.62.Пещера Кызыл-Яр. Осматривали пещеру. Пока залезли, уже было много времени. Пять человек были внизу в 3-ем часу, я ушёл на поверхность. Пришли Юрка с Вовкой, проводившие Эмку, я их разбудил и мы пошли в пещеру. Но спускаться не стали - я слез, и зря. Решили все подниматься, а работать завтра – ибо сейчас много время. Спуск одного и подъём шести занял около 3-х часов. В восьмом часу все вышли. Поужинали. До конца пещеры не дошли, есть озеро, есть цветы ( похоже, что не ступала нога человека, ведь мы в провале разваливали ход!). Нашёл немного горного хрусталя. Саня говорит, в пещере он видел тоже горный хрусталь. 26.7.62. Пещера Кызыл-Яр. Штурмовая тройка- Саня, Юрка и Володя проходили ходы, остальные снимали, Вера варила. Пройдено не всё, снято тоже не всё. В провале наладили на крюке нижнюю страховку и теперь можно спускаться и подниматься независимо от верха. Сегодня день рождения Ромки – 17 лет. В магазине ничего нет, распили Эмкину чекушку - «НЗ». Что делать, иначе было нельзя! Ночевать с Борей ушёл в заброшенную избу на другом берегу реки, а то у нас тесно. Правда, ребята сколотили шалаш, но он протекает. 27.7.62. Пещера Кызыл-Яр. Немного проспал- встал в 5.30. Пока добрались до лагеря, было 6.Разбудил Веру и принялись за подготовку завтрака. Затем разбудили всех. Вовку отправили на съёмки ( он не очень хорошо ходит по пещере ), я пошёл за место него. Сегодня дошли до конца пещеры. Вернее, до конца легкопроходимой части в наших условиях. Начались озёра, их много – 5 или 6. Часто встречаются и сифоны. Сейчас пройти по ним невозможно – нет снаряжения. Нужны лодки. Возможно, над озёрами есть верхний горизонт, но в него невозможно попасть – стены с отрицательным углом. Итак, вот и всё. Когда-нибудь сюда вернёмся с более подходящим снаряжением. Сейчас я, Саня и Рома сидим у костра, сварили еду. Верка ушла в деревню за продуктами. Ждём съёмщиков, которые ещё продолжают работу. Хотели завтра посетить пещеры у Рымашты, но потом передумали. Логичнее завтра немного поработать, докончить съёмки, занести записку вглубь пещеры и отдохнуть. А послезавтра утром идти на пос. Инзер и уезжать. Кстати, в самом Инзере тоже есть пещера. 28.7.62. Пещера Кызыл-Яр. Сегодня, в сущности, день отдыха. Подъём сделали произвольно – кто когда, но, в основном, встали часов в 8. Мы с Борей пришли из избы, где мы спали. Была коронка, как я, абсолютно голый, без трусов, но в сапогах ( чтобы не мочить ноги ) переходил Инзер по грудь в воде. А потом, в этом же наряде грёб на лодке, перегоняя её к Боре. Но, когда уже дошёл до лодки, оказалось зря – появился пацан – башкирёнок. Опоздай мы с Борей чуть, и нам не нужно было бы переправляться, чтобы иметь лодку. Завтрак варили не торопясь, а после полудня полезли в пещеру. Оставалась мелочь. Юра показал Верке остальную часть пещеры ( за сифоном ) и оставил 2 записки – одну в провале, другую - в самом конце. Остальные, разбившись на две группы, снимали допровальную часть пещеры. Саня кашеварил у костра – он вчера повредил колено и сегодня не стал ползать. Закончили, сравнительно быстро – часа за 3. Вскоре все были на биваке, где и пообедали. Уже который день льёт дождь ( небольшой, правда ). Мы ведь с Борей поэтому-то и спим в избе – ведь в палатке нет места. Вот и сегодня тоже. Утром ради хохмы с обрыва свалили сушняк – большое дерево. Смотрели как он летел. Дрова нам не нужны. Костёр горит и в дождь. Сейчас 8-ой час вечера. Боря с Ромкой увязались за местным парнишкой, идущим сетью ловить рыбу. Может, принесут рыбы. Вовка с Веркой ушёл в деревню – зайти в магазин и купить продуктов. Остальные – здесь. На биваке. Лёня заканчивает камералку по съёмке пещеры ( я уже своё сегодняшнее закончил ). Он кончит, и мне надо будет делать описание. При свежих впечатлениях это лучше. Льёт дождь, надвигается вечер. Последний наш вечер здесь, в Кызыл-Яре. Вернёмся ли мы сюда, будем ли мы снова здесь? Должны брать пещеру до конца, вот тогда будет штурм. А то ведь сейчас всё-таки была разведка. Ещё несколько часов, и – спать. Будет ужин и т.д. Время пройдёт быстро. Завтра утром мы идём на Инзер через Рымашту. Итак, с Кызыл-Яром всё – мы выполнили свою задачу и, надо признаться, выполнили её с честью. 29.7.62. Пещера Кызыл-Яр. Около 12 часов дня. На нашем биваке горит костёр и сушится туча шмоток – вечером и ночью шёл дождь. Всё, в основном, готовится к выходу. Под одной телегой доходит рисовая каша, под второй стоит чай. Кое-кто ушёл мыться, сейчас придут – будут рубать, а там и выход. Лежит в беспорядке огромная куча хлама, ужасный беспорядок. Не верится, что через 2 часа здесь будет голое место и будут стоять 8 аккуратных рюкзаков. Сегодня с Веркой ходил в деревню за продуктами ( в основном, за куревом ) и за хлебом. Принесли 4 буханки, сыроватых, правда досталось полкусочка вафли. Здесь есть вафли, а в Свердловске их нет! На обратном пути уже почти перешёл Инзер вброд, но у берега ( на расстояние 1 м от берега) поскользнулся и ахнулся в воду. Замочил хлеб, курево, спички. Сейчас всё это высыхало у костра, а хлеб и сейчас стоит, сушится. Это уже второе моё купание в Инзере с грузом ( и с часами ). Везёт! Вышли в обратный путь в 14.25. Перешли 5 ( вернее, 4,5 ) бродов через Инзер. На Ямаште сварили чаю ( на месте старого бивака ребят ) и пошли дальше. Моросит дождь, холодно ( сидеть ), но под рюкзаком – тепло. У меня немного болела голова, да и весь я что-то был не в своей тарелке. Переход до Инзера ( посёлка) дался с большим трудом. На биваке сменил кеды ( моя обычная обувь для бродов ) на сапоги – а то дорога грязная. Станция – маленькая, грязная комнатушка. Я сразу натянул тепловой потенциал, достал Эмкино одеяло, завернулся в него и заснул на лавке. Узкой. Трое ушли добыть хлеба в пекарню, раздобыли на 1 рубль 6 булок. Испугали народ в пекарне. Одну булку сожрали, но я уже спал...». Страницы из дневника группы. Пишет Л.Емельянов: « 30.7.62. Загорали на станции. Поезд пойдёт часов в 5. Времени навалом, дела нет... Выехали не в 5, а в 10. Утром – в Белорецке. 31.7.62. Белорецк. Зашли в столовую. Сидели на станции, ждали поезда. В 12.30 уехали. В 11 часов вечера – в Запрудовке. Вовка Миронов во всю глотку завопил: «Крутится, вертится, еду- пою, где ба пошире найти колею!». Надоела узкоколейка. Устроились на станции. 1.8.62. Утро в Запрудовке. Поезд на Усть-Катав идёт в 1.11. Загораем. Погода скверная, холодно, того и гляди, пойдёт снег. Усть-Катав. Сходили в столовую. Был пережор. Пошли на почту, написали Эмке, в клуб и по домам. Пошли в общежитие к Эмкиному брату. Он в отпуске и уехал неизвестно куда. Вернулись в столовую – там рюкзаки, попили чаю с блинами. Вечером пошли в Орловку. Спали в школе. По дороге ознакомились с Усть-Катавскими километрами: они все разные, у каждого местного жителя по своему вкусу. Один говорит «5», другой – «7», а то и «10» километров. К концу дороги научились узнавать довольно точное число км: берётся 4-5 сведений , вычисляется среднее арифметическое и получается нужное число. Директор в школе хороший, добрый, предоставил тёплую комнату, дрова и прочее. 2.8.62. Утром он указал дорогу на Аратское, и вот, мы в Аратском. Добирались долго – вышли в 12, пришли в 5. Немного проехали на грузовике. Завтра в 8 выезжаем на машине в пещеру. Посмотрим, увидим. 3.8.62. Добрались до пещеры. Хлеба нет. Снарядили экспедицию за провиантом. В это время остальные осматривали пещеру. Осмотр положительных результатов не дал. Пещера небольшая несложная, захламлена мусором, многовато надписей. Нечего здесь делать. Завтра идём в Сим, так как местные жители утверждают, что ни горы Эссюм, ни горы Ямаз-Тау в этом районе нет. Если в г.Сим есть геологоуправление, выясним этот вопрос. Вечером пошёл дождь и четверо из восьми: Валька Щепетов, Борька Бызов, Вовка Миронов и Лёнька Емельянов ушли спать в пещеру. 4.8.62. Утро. На догорающем костре начал вариться завтрак. Там же сушатся шмотки потерпевших. В 2 часа вышли в Сим. По дороге пришлось ещё не один раз убедиться в том, что местные километры отличаются друг от друга километра на 2-3. Всё-таки, в Сим мы пришли. Горожане глазеют на восьмерых кентов в рваной одежде с огромными мешками. Нас сразу же определили в разряд «нищих». Какая-то сердобольная старушка любезно предоставила нам место в городской столовой. На огромной печке ( которая, однако, очень плохо греет, но хорошо дымит ) сушили шмотки. Старушка была под градусом и долго сокрушалась над нами. В конце концов, мы и сами начали верить, что до дому мы не доедем, подохнем с голоду. Пожрали, покурили и улеглись спать. 5.8.62. Сегодня – Всесоюзный день железнодорожника! Поднялись в 11 часов утра! Жрать нечего!!! Полдня загорали в столовой. Потом пошли искать место в школах гор. Сим. Народ там интересный - « моя хата с краю, идите в другую!». Места так и не нашли, решили поехать на Симскую. В первый автобус нас не пустили. Записали номер. На остановке нам рассказали, что пресловутая Серпиевская пещера тянется до Насибаша, в ней скрывался знаменитый Салават Юлаев. Ранее нам сообщили, что эта же пещера тянется и выходит близ г.Уфа. Это километров 150! Чуть ли не Мамонтова. Собак в пещеру не пускали, километровой верёвки не вытаскивали. Ночь на ст.Симская. 6.8.62. Вышли в Золотов Дол...» Страницы из дневника В.Щепетова: «30.7.62. Ст. Инзер. Я встал около 6 часов. Скоро отходил пассажирский поезд на Белорецк и кругом царила обычная суматоха по сему случаю. Где уж тут уснёшь? А ещё недалеко от меня была входная дверь, так что я был обеспечен холодным воздухом. Скоро пасс. Поезд ушёл, народу не осталось, кроме нас, разве что ещё два рыла – мужик и ничего себе девушка ( от девушек тут, кстати, начинаешь отвыкать опять ). Мы сидим, ждём. Товарняка, конечно. Поедем им. Саня решил так, это, очевидно, правильно. Трое кимарят, Лёня бодрствует, я пишу, трое во главе с Саней где-то варят утренний чай. Впереди - часы ожидания товарняка. 2.8.62. Всё-таки, добрались благополучно. Инзер – Белорецк - товарняк, спали в вагоне. Белорецк-Запрудовка –товарняк - спали на платформе и в тамбуре под дождём. Ночь на Запрудовке и затем пассажирским в Усть-Катав с билетами ( 7 штук ) до Юрюзани. Из Усть-Катава дали открытку в клуб, также Эмке. Ребята написали домой. Эмкиного брата не было, уехал в отпуск, Биева адрес не знаем, то есть с Усть-Катавскими спелеологами не можем связаться. Два раза поели в столовой и около 8 часов вечера отправились в Орловку. В 11-ом часу пришли, расположились в школе. Пещера здесь, говорят, не большая, её решили не осматривать, а идти дальше в Серпиевку и взяться за Серпиевскую. Сейчас утро, все потихоньку встали, вскипает чай, скоро отправимся. Деревня Аратское. Дошли до этой деревушки. Мужик ( кажется, директор ) в школе нарисовал кроки, по которой до Серпиевской пещеры ближе от Аратской, а не от Серпиевки. Ну, мы и припылили сюда. Здесь сварили еду, пообедали – но жидковато- хлеба была всего одна булка, нам её, конечно, не хватило, а в магазине хлеба нет и бывает редко ( его привозят из Усть-Катава). Около 8 часов вечера собрались идти дальше, но выяснилось ( с помощью полуместного пацана ), что, во-первых, до пещеры не менее 9 км , а, во-вторых, завтра утром туда пойдёт машина. Я с Саней сбегал, поговорили. Шофёра нет, но нас, очевидно, возьмут. Значит, сегодня нет резона идти ( тем более, до темноты не дойти ). Поедем завтра утром. Сейчас ребята ( кроме Лёни и Бори) ушли играть в волейбол, поговорить с шофёром, а, может, и с молодыми доярками. Мы сидим у костра, натаскали огромных чурок, они потихоньку горят. Лёня пишет наш походный талмуд ( это его святая обязанность ), Верка мне на китайские штаны пришивает на пятую точку огромную заплату ( а то они в Кызыл-Яре совсем порвались ). Кстати, Санька Юрке за потерю батарей ( 21 штука, на пути от Инзера до Усть-Катава ) назначил наказание – до конца его пребывания у нас в походе ( он уедет чуть раньше – у него кончается отпуск) быть костровым. Мы проголосовали, предложение было единогласно принято. Но сейчас Юрка ушёл в волейбол, костёр жгу я. Как заявила Верка, вернувшаяся из магазина – сразу видно, что не Юрка жгёт костёр. В нём такие огромные чурбаны! 3.8.62. Серпиевская пещера. Утром поймали оказию машины. Она шла на какие-то Ключи, мы вылезли раньше. Шофёр нам показал дорогу к пещере, и мы потопали. От дороги до пещеры здесь недалеко – 1 – 1,5 км. Всё время под гору, хорошо. Скоро дошли до поляны у русла реки. Разведка донесла – пещера недалеко, в 150- 200 м. Выбрали место и встали на привал. Продуктов почти нет. Саня распорядился: Лёня и Вера – в Аратскую за продуктами, в основном, за хлебом ( здесь также очень тяжело с хлебом ), Боя и Вовка – за 3 км насобирать в поле картошки. Я с Ромкой собрался в пещеру, Саня остался. Верка докончила мои штаны зашивать, и мы тронулись. Вопреки всем моим ожиданиям, пещера оказалась на диво паскудной, плохой, неинтересной, местами страшно убогой. Разительный контраст с пещерой производит вход – огромный и красивый. Пока это самый большой вход из всех, какие я знаю. Вход - это единственное стоящее место в это распроклятой пещере. Но и вход залеплен очень густо различными надписями, да и сама пещера тоже! И УПИ и Челябинск, и МГУ, и Сим, и пр., и т.д.Народу здесь перебывало до чёрта! Пещера явно обжитая, в ней много старых кострищ, берёзовых веток ( веников), палок, даже кирпичей. Говорят, что здесь жил монах Игнатий ( она и называется ещё Игнатьевская ). Может, он и произвёл весь этот кавардак. Но, в общем-то, паскудное он место выбрал для жилья! Есть одна невысокая лестница ( но потом кольцевой ход выводит низом под лестницу). Всего три примитивных кольцевых хода, перед одним – добротная надпись, сделанная масляной краской: «Добро пожаловать!». А ход кольцевой, низкий, низкий, дери его мать! У самого входа в пещеру, справа углубление. Здесь когда-то и кем-то производились раскопки, возможно, археологические ( а в этой пещере вполне могли жить троглодиты ). Яма глубиной метра 2, грунт выброшен в стороны. Затем мы из этой паскудной пещеры пришли на бивак. Вера с Лёней ушли, а Боря с Вовкой - ещё нет. Валандались. Но после нескольких напоминаний начальника они ушли. Юрка спал в палатке, Саня сидел у костра. Рядом паслись коровы и, иногда, кое-кто проезжал на лошади. Саня выяснил обстановку. Оказывается, Эссюма и Ямаз-Тау здесь нет, они по другую сторону г.Сима. Чёрт знает, как получается по книге! Непонятно. Посмотрим, что принесёт Лёня из Аратского ( я ему дал задание разведать дорогу и объекты ). Сначала хотели выйти послезавтра утром, но так как пещера не представляет интереса, то съёмок производить не будем и выйдем завтра утром на г. Сим. До него, как сказали, 12 км. А оттуда будем искать всё остальное. Втроём прогулялись к соседней скале, посмотрели – там выходит Сим из-под земли. Эффектно. Но непонятно – по-моему ( вернее по книге ) выход Сима ( гриффон ) должен быть в районе другой Симской пещеры, а никак не здесь ( т.е. там, где два оконца ). Что за чертовщина! Свалили там большую сушину, разрубили и еле приволокли -тяжёлая, сволочь. Но зато хоть дрова есть – а то здесь с ними плохо, как на Кисегаче под Челябой, и на Чёртовом и Таватуе под Свердловском. Здесь, очевидно, бывает много туристов, как и там. Сейчас Саня спит. Я схожу с Юркой к грифону, пусть он залезет в одну дыру ( мне неохота). А там должны подойти и наши. 6.8.62. Золотов Дол, пасека. Ночевали в Серпиевской пещере вчетвером. Лил дождь, но там было сухо. Выспались хорошо, даже не замёрзли. Днём 4-го вышли на Сим и вечером пришли в него. В пионерлагере заночевать не удалось, спустились в город. Удалось остановиться в столовой, около завода ( пожалела нас сторожиха и пустила). Шикарно! Печь огромная ( для варки еды ), вода. Я даже умылся, с мылом, шею и голову. Совершил преступление! Вечером искал Сержа. Мужское общежитие, затем гостиница. Узнал- где-то в верхней зоне. Ночь- в обеденном зале столовой. Ребята – на печке. Утром пошёл в верхнюю зону. Доехал ( подвернулся ) по узкоколейке. С трудом нашёл. Открыла жена – Серж должен был вернуться из командировки в этот день. Поел, посидел, пошёл назад. Из столовой надо сниматься. Попытались где-то остановиться в школе, но нигде не вышло. Были батареи, купили 50 штук. Денег мало, живём впроголодь, но батареи нужны. Все ребята уехали на Симскую, а я на пути вылез на верхней зоне и пошёл опять к Сержу. Слава богу, Сержа застал, он уже вернулся. Посидели, выпили хорошего красного вина и улеглись. Для меня в другой комнате ( у соседей) нашлась свободная койка и я лёг на ней. Это лучше для меня – не на полу, да и для Сержа – всё же после командировки первая ночь с женой! Спал, как бог ( уже сейчас, при оформлении этого дневника, в Свердловске, я вспоминаю, что мне «нехватало» богини). Утром вышел вместе с Сержем. Он на завод, я – на почту. Дал телеграмму (контрольный срок) в клуб туристов, отослал ранее написанное письмо матери с объяснением. После выпивки, немного мутило, настроение было прескверное, чуть блеванул ( но культурно - в уборной! ). Дождался с трудом автобуса и поехал. Не доезжая верхней зоны, автобус сломался – что-то выскочило из переднего колеса. Прошёл 2-2,5 км пешком, далее – на попутной машине. Прибыл на Симскую, где застал наших ребят, они ещё не ушли. Пошли в Золотов Дол. Саня чуть не завёл нас в Миньяр. Дорога сильно изменилась с мая. Да, одному здесь мне трудно было бы найти этот Золотов Дол по Саниному описанию. Встали мы на месте стоянки нашей майской экспедиции, костёр жгли на месте ихнего кострища. Саня говорит, что ничего не изменилось, только сильно заросло кругом. Ведь тогда лес был почти голый. Лил проливной дождь, еле разожгли костёр. В общем, была очень паскудная погода. Между приступами дождя, сварили еду и поели, затем опять полил дождь. Трое остались в палатке, пятеро – я, Боря, Рома, Володька и Верка пошли к Тараканову в домик на пасеку. Мы втроём спали на чердаке». Далее, уважаемый читатель может насладиться бессмертным опусом Леонида Емельянова, составляющим групповой талмуд СГС. Вот что пишет Лёня: «7.8.62. Искали провалы ( №№ 1 и 2 ). Один нашли ( № 1). Пройдено 20 м. Дальнейшее прохождение невозможно. 8.8.62. Снарядили экспедицию в Миньяр. Исаева ( он показывал провал № 2 ) дома нет. Закупили продуктов. Вечером зарядил дождь. Вовка М. спал у костра на поленьях. 9.8.62. Утро. Ждём чая. Все занимаются своими делами. Нужно идти в Миньяр. Решили забежать в Никольскую – она рядом. Закипает чай. Дрова сухие горят хорошо. Два дня занимались заготовкой дров. За палаткой - большая поленница. Костровому Юрке – лафа. 11.8.62. Вчера мы с Валькой ушли в Сим. Ночевали у парня из Свердловска. Кончил УПИ. Утром сходили за почтой. Днём сидели и слушали радио. Мощный голос Левитана объявил на весь мир: «В СССР запущен космический корабль «Восток-3» с пилотом Николаевым Андрианом Григорьевичем !». У нас полезли глаза на лоб. Вот это да! Был праздничный ужин. 11.8.62. Ничего не делали. Изменяем маршрут: выяснили кое-что о пещере в Сухой Ате. Идём – туда, оттуда на р. Ай ( по описанию Большакова ). Сегодня мы – прощаемся с двумя нашими верными соратниками – костровым Ю.В. Белоглазовым и поваром В.И. Мезенцевой. Они уезжают домой: у них отпуск до 15 августа. Пошёл дождь. Вечером было принято решение разделиться на 2 группы по 3 человека по маршрутам: 1.( Санька, Вовка, Борька )- «Горелая гора» - Кукшик; 2. ( Валька, Ромка, Лёнька )- Сухая Атя – Кукшик. 13.8.62. Группа №2 в 8.30 снялась с бивака и отправилась в Симскую, а оттуда – в Сим. В 2.30 начали подъём по дороге на Сухую Атю. От братских могил до Барановой избы ( 18 км ) нас проводили местные покосники. Ночлег в Барановой избушке. 14.8.62. 8.30 утра. Вышли из избы на Сухую Атю.

Бушуев Виктор Владимирович. Продолжение следует ( под названием «Матёрые волки СГС» ).
27.03.2019 г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please paste a VALID AdSense code in AdSense Elite Module options before activating it.