Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Цель моих записей – попытка воссоздать рождение и юношеские годы Свердловской Группы Спелеологов. История CГС - один из примеров самоорганизации людей по интересам, в данном случае – стойком увлечении, расширяющем естественно-научный кругозор, открывающем новые горизонты для пытливого ума. Притяжение таинственности свойственно человеческой психике и, словно властный огонь, непроглядная тьма приковывает к себе, порождая в сознании невероятные образы и предположения. Искательский порыв присущ молодому, безоглядному возрасту: молодым жить да жить, открывать новое, неизведанное.

Самостоятельная разведка, без принуждения, по зову души, ещё более привлекательна, если о предмете поиска наука «не в курсе». Пещеры - диво матушки-природы. О «печорах» знали не только сыновья праведника Ноя, но и люди, жившие на тысячи лет раньше библейского семейства. Подземные пустоты, скальные навесы использовались в практических целях: как укрытие от непогоды, для изготовления орудий труда или святилище. Столетия исследование подземелий стояло на уровне интереса зелёного кузнечика: запрыгнуть в пещеру и тут же выпрыгнуть. Слово спелеология - учение о пещерах появилось сравнительно недавно, в начале 20- го века. На Западе широкую известность получили книги о пещерах французского исследователя Норбера Кастере. В СССР цензура с неохотой снизошла к советскому читателю, разрешив публикацию книг Кастере – чуть ли не безумца из враждебного капиталистического лагеря, ползавшего на коленках в тёмных подземных лабиринтах пиренейских гор.

О пещерах Урала впервые упомянуто в 18–ом веке в трудах Миллера, Палласа, Лепёхина, Рычкова. Читающей публике эти учёные труды были недоступны, да и описание пещер давалось навскидку. Суть о карстовых процессах, протекающих в известняках, гипсах, доломитах, о пещерах в некарстующихся горных породах, о скрытой жизни подземного мира, становится более известной с возникновением спелеологического движения за рубежом.

В нашей стране особенно быстро развивается спелеотуризм – возможность поглазеть на подземные диковины, под шумок пещеру обобрать, прихватив, как грибы-обабки в загородном лесу, сталактиты, погонять мирно спавших летучих мышей, красочкой на стене оставить память о своём пребывании на белом свете.

На Урале «ранняя» спелеология связана с Раисой Борисовной Рубель – преподавателем Свердловского педагогического института, старшим инструктором туризма, председателем спелеосекции городского клуба туристов. Вместе со студентами пединститута, Р. Рубель посетила Девью пещеру на реке Колве, в Пермской области. На скале, над входом в пещеру, в древности находилось городище, с жившей там правительницей местных земель – легендарной Девой. Побывали студенты в Кунгурской и Каповой пещерах, а также пещерах на реках Серга и Исеть. Еще в 1957 году, Р. Рубель, через французскую делегацию, приехавшую в Москву на Фестиваль молодёжи и студентов, добыла адрес Норбера Кастере и учинила переписку с искателем подземных тайн. Она называла Кастере не Норбер, а с французским прононсом – Норберт. Р.Б. Рубель занималась популяризацией спелеотуризма, печаталась в туристской литературе и не имела никаких претензий, Боже упаси, к серьёзному, научному подходу в исследовании пещер со стороны спелеологов-любителей, но в столице Урала, до поры до времени, таких кадров не находилось…

Мой рассказ об СГС основан на личных впечатлениях, дневниках-отчётах свердловских спелеологов за 1961-1962 годы, воспоминаниях моего друга, члена CГС, Богдана Борисовича Полякова. Мемуары спелеологов начинаются с момента создание CГС , со знакомства сотрудника Уральского научно-исследовательского химического института (УНИХИм), двадцатичетырёхлетнего Юрия Лобанова с руководителем туристской группы Свердловского турбомоторного завода Николаем Лизуновым. Знаменательная встреча произошла в пещере Смолинской, в «Аду». Этим же летом, 1961 года, последовали «субботние» походы, из них один в Катниковскую пещеру на реку Сергу. Приняли участие в вылазках ещё несколько человек из УНИХИма и Турбомоторного завода, которые потом вошли в CГС. В августе 1961 года, по предложению Лизунова, следует поход на Северный Урал. Планировалось восхождение на Денежкин Камень с последующим сплавом на деревянном плоту по реке Вишере западного склона уральского хребта. Кроме Николая Лизунова в тройку «дикарей» вошли Юрий Лобанов и Анатолий Ваганов.

В селе Всеволодо-Благодатском Североуральского района Свердловской области группка задержалась, и в тайге, возле озерка Светлого, незамутнённого, чуть было не оступилась в карстовую полость. Друзья забавлялись, спускаясь в пещеру на худой пеньковой верёвке вниз головой. Найденную пещеру окрестили Светлой, решив направиться с милого севера в сторону южную, поискать ещё карсту. Реку Вишеру пришлось навсегда отставить, а ведь там, как узнали друзья, в утёсах Писаного Камня и Камня Мохового, кроме древних наскальных изображений - «писанцев», есть и пещеры, одну из которых осмотрел, ещё в начале 20 –го века, какой-то турист-авантюрист, ногой расковырявший «чьи-то старые кости» и едва не свалившийся в «глубоченную пропасть».

Новоиспечённые спелеотуристы поплыли по реке Сосьве, возле деревни Тренькино (Тренкино) осмотрели пещеру Тренькинскую, а близ устья реки Кальи – Усть-Кальинскую карстовую полость. Далее, свердловчан можно было увидеть в окрестностях города Североуральска, бродившими с озабоченным видом, с огромными лопатами в руках. Здесь, с местными педагогами - любителями сказов про Али-бабу и подземных сокровищ, группа Лизунова клада не нашла, но подняла на воздух, уникальные для науки, палеонтологические слои Петропавловской пещеры. Поостыв, стряхнув с себя пыль столетий, заглянув в пещеры Безымянную и Кладбищенскую, группа отбыла домой.

После «северного» похода Юрий Лобанов бесповоротно принял, как оказалось – на целых двадцать лет, спелеологическую траекторию, оставаясь верен любимой химии, стали и сплавам. Вскоре в CГC влились новые участники: Михаил Загидулин (Загидуллин), Эмма Волошенко, Римма Семейникова, Богдан Поляков, Анатолий Мужчинин. Правда, Мужчинин в CГС появился пару раз и вскоре «слинял», поняв, что в СГC денег не платят, что деньги в СГС надо отдавать. Среди стойких солдатиков свердловской спелеогруппы, её редкой находкой и воистину украшением, оказался Богдан Поляков – бессменный фотограф, почитатель бардовской песни, городского романса незабвенного Булата Окуджавы, меломан, певец под семиструнку, альпинист, морж, человек с поэтической натурой и надёжный товарищ.

Так сказать, «доэсгээсовский» период жизни Богдана Полякова складывался в русле тяги к природе. Лет с двенадцати, Богдан, с одноклассниками из средней школы №40, бродил по окрестностям родного Свердловска. Двоюродная сестра Ирина, работавшая на турбомоторном заводе, познакомила Богдана с заводчанами - ярыми туристами, верными друзьями, среди которых выделялся Миша Загидулин. Этому знакомству была очень рада бабушка Богдана, опасавшаяся дурного влияния на внука эльмашевской шпаны. Первым серьёзным испытанием оказался зимний поход на Азов–гору и Шунут–Камень, а летом 1960 года четырнадцатилетний Богдан Поляков побывал в Смолинской пещере на реке Исети и на реке Серге, в Федотовом логу, посидел у входа в пещеру Дружба, забыв захватить из дома фонарик.

Интерес к высоте проявился рано. В 1961 году Богдан ездил в горно-туристский лагерь «Эдельвейс» на речке Малой Алматинке, сдал норматив на значок «Турист СССР», получил удостоверение о горной подготовке. Наставники привили Богдану не только умение работать с верёвкой, но застолбили на всю жизнь главный завет гор – хранить честь альпиниста. В этих краях, подышать свежим воздухом на перевал Кимасар, вместе с туристами-школьниками, поднимался знаменитый горовосходитель Урал Усенов. В 1955 году, при штурме пика Победы, Усенов, особняком от своих товарищей, в непогоду, отсиделся в ледовой трещине. Альпинистское сообщество, глас народный, окрестило Урала Усеновича Усенова «сукой».

Под осень 1961 года, два лидера – Лобанов и Лизунов предложили спелеологам – любителям из УНИХИма и ТМЗ объединиться в единую группу, назвав её Свердловской Группой Спелеологов. Двоевластие в любой группе – явление нежелательное. Сильно раздражали Михаила Загидулина, для которого справедливость была превыше всего, команды и поучения Лизунова: мол, одногодок, тоже с 1942 года рождения, а всё чему-то учит, лезет в начальники… Вскоре, руководство перешло к Ю. Лобанову. Наизусть выучив книгу Н. Кастере «10 лет под землёй», молодой коллектив рвался в неисследованные пещеры. Не то Лобанов, не то Лизунов подал мысль отыскать шахту – вертикальную карстовую полость глубже глубочайшей в мире, в то время, пещеры Пьер-Сен-Мартен. Так появился девиз «От Светлой – к 1500!».

Поход на реку Сергу 30 сентября 1961 года, как вспоминает Богдан Поляков, явился основанием группы СГС, а в начале ноября было принято окончательное решение датой основания считать последнее воскресенье сентября… Мало-мальский выход на природу, на скальные тренировки, требовал денежек, хотя бы на оплату проезда. Горящие взоры спелеологов обратились в сторону первой уральской спелеоледи. На проспект Ленина, к Главпочтамту, на квартиру к Раисе Борисовне Рубель, имевшей опыт общения по финансовым вопросам с верхами Свердловского Областного Совета по туризму и экскурсиям, с протянутой рукой, направились посланцы СГC – Юрий Лобанов и Богдан Поляков.

Р. Рубель являлась председателем, захиревшей в ту пору, числившейся на бумаге, городской спелеосекции, и появление конкурирующей организации встретила насторожённо. После красной речи Юрия Лобанова о денежных тяготах, Раиса Борисовна вытерла слёзы и, как ласковая мать, успокоила ходоков, пообещав семь вёрст до небёс и всё лесом. Представляется, что финансовая помощь спелеологам, хоть по протеже, хоть без протеже Р. Рубель, в самое тяжёлое для группы, послеродовое время, была символической. Не справедливо, что от профсоюзов предприятий, где работало большинство ребят, не поступало ни копейки, и выходило так, что за благородные помыслы надо было платить голодовкой, бегством по пассажирским вагонам от ревизоров, прыжками на полном ходу товарняка, с перспективой свернуть шею. К объекту своего почитания, спелеолог летел, как на крыльях, не замечая преград, и железная дорога, как средство передвижения, ничего не требовала, кроме клочка бумаги – пассажирского билета – ничтожества, по сравнению с целью, не поддающейся денежному исчислению. Кстати, как известно, в пятидесятые годы, любителем покататься с ветерком на крыше товарного вагона, «зацепухой», был студент Борис Ельцин, осматривающий бескрайние просторы страны Советов, но такие катания проистекали исключительно от недостатка острых ощущений…

CГС – внеполитическое объединение «низов», как любая в СССР организация, как и муха на стекле, находилась под политическим наблюдением, и тень «органов» сопровождала группу, но ребята на эту тень только отшучивались…

Относительно отписки или «оперативной помощи» Р. Рубель «просителям», приведу один пример. В книге «Путешествия по Уралу» Р. Рубель сообщала о пещерах на Шунут-Камне. На Шунут мы с друзьями собирались идти в июле 1960 года. Я загодя, до похода, зимой, написал письмо Раисе Борисовне с просьбой конкретнее сообщить о пресловутых «шунутских» пещерах. Ответ Р. Рубель оказался «ни о чём» и пришёл в августе 1961 года, то есть через год после нашего похода. В моих глазах образ кумира потускнел.

Между тем, в пору листопада, в СГС были приняты трое новеньких: Валентин Щепетов из УПИ, из-под лёгкой руки Валентина вылетала реклама СГС, заключённая в канву городских газетных заметок; Геннадий Белоглазов – сотрудник УНИХИм; Владимир Масолович из УНИХИма , но этот товарищ не долго задержался в спелеогруппе.

C 5 по 12 ноября 1961 года СГС проводит первую экспедицию, в задачу которой входила маркировка пути к пещере Дружба, разведка новых пещер в районе рек Серга и Уфа и изучение известных пещер. В состав отряда под руководством Лобанова (УНИХИм) входили: Лизунов (гор.телефон.сети), Загидулин (ТМЗ), Масолович (УНИХИм), Ерёмин (УНИХИм), Белоглазов (УНИХИм), Семейникова (УНИХИм), Щепетов (УПИ), Волошенко (Гипрохим.), Поляков (шк.№40).

План действий:

  1. 1) Отделение – Лизунов, Загидулин, Поляков выезжают 3 ноября в гор. Нижние Серги для разведки пещеры на Орлином Камне.
  2. 2) Далее работа ведётся таким образом: 5 ноября отделение- Лобанов, Лизунов, Волошенко с проводником Блиновым исследуют пещеру Дружба ( примерно в 3 км ниже Катниковской). Отделение –Щепетов, Поляков, Загидулин исследуют пещеру на Орлином Камне. Масолович руководит группой туристов УНИХИма в походе по маршруту: пещера Катниковская- пещера Дружба. Вечером группа собирается у пещеры Дружба. Контрольный срок- 6 ноября, 11 часов вечера.
  3. 3) 6 ноября отделение Лобанов, Лизунов, Загидулин штурмуют Сухоложский сифон. Остальные участники разведывают дорогу на Михайловский Завод и исследуют район Серги; 7 ноября отряд уходит на Михайловский Завод, затем на Сказ, ищет пещеру Ледяная. Затем исследует район реки Уфы.

Выполнение плана работ:

  1. 4 ноября авангардная группа - Лизунов, Загидулин, Поляков выезжают в Нижние Серги. Они проходят гору Орлову, но провала не находят. Рекогносцировка местности. День в Нижних Сергах;
  2. 5 ноября выезжает основная группа СГС. До Нижних Серёг едут Лобанов и Щепетов. Волошенко, Масолович,Белоглазов, Семейникова, вместе с группой туристов из УНИХИма, едут до Бажуково; их цель – осмотреть Дружбу и после этого присоединиться к СГС. Тройка СГС-ников прибывает вечером в Нижние Серги, её встречает авангардная тройка. Перекусив на вокзале и поболтав с группой туристов из Михайловского Завода, едущих на реку Чусовую, шестёрка спелеологов направляется к дому милиционера Блинова, подняв его с кровати. Выпили, подзакусили, поболтали. Блинов обещал показать пещеру. Ночь в сарае, в спальных мешках;
  3. 6 ноября. Блинов «затемнил», пещеру показывать не стал, сорвал все планы. Спелеологи плюнули, побежали на станцию. Гору Орлову осматривать не стали - не стоило терять драгоценного времени - Орлова никуда не уйдёт, её можно расколоть в любое воскресенье. Еле, бегом – бегом, успели на поезд Чусовская - Бакал, доехали до Бажуково. Пешком дошли ( 5 км) до казарм на 308 километре, повернули налево, к Серге. Перешли вброд, на левом берегу, под скалами (в 1,5 – 2 км от Дружбы) устроили привал.

Поели. Осмотр скал и поиски пещер. Ничего не нашли, кроме маленькой пещерки, не представляющей интереса. Затем вышли к избам у Дружбы и расположились в одной из них (другая была занята группой каких то хамов-туристов).

Время до вечера посвятили занятиям на скалах – изучение способов страховки и спуска дюльфером. Тренировались все без исключения. Подустали. В избу к спелеологам набился разный народ – охотники, туристы. Не стало свободного места. Трое из СГС взяли спальники, отправились ночевать в стог сена. Остальные - Лобанов, Лизунов и Щепетов отправились пешком до пещеры Катниковской, выяснять причину неявки группы Масоловича (она должна была подойти вечером, но не подошла). Встретили поезд на Михайловский Завод, из вагонов никто не вышел. Пошли в Катниково (предварительно обегали всё Бажуково, прежде чем нашли буханку хлеба поесть).

Ночью по шпалам, в темноте, прогулка доставила большое эстетическое удовольствие. Подошли, наконец, к избе. Проклятье! Там никого нет! Ребята рассчитывали на кофе, ужин, тёплый ночлег (даже не были взяты спальники). И, вот, всё рухнуло! Изба стояла пустая и холодная. Предстояла холодная ночёвка. Пришлось мёрзнуть. Дрова были сырые, горели еле-еле. Было холодно. Лизунов с Лобановым, завернувшись в сено, уснули. Щепетов почти всю ночь не спал, подбрасывал дрова и следил за печкой, но под утро и он заснул. Проснулся Валентин от того, что хлопала дверь и по избе ходили какие-то типы. От неожиданности он подскочил и стал выяснять обстановку. Оказалось, рыбаки идут в Нижние Серги. Спать уже Валька не стал и до рассвета просидел у печки, топил её и грелся; 7 ноября, на рассвете, он разбудил ребят. Рыбаки отдали лодку спелеологам, и парни решили сплавиться по реке до Дружбы.

Сели в лодку, поплыли. По реке шла шуга и масло. Застряли в ледяном заторе. Еле пробились. Течение медленное, плыть не выгодно - от холода окочуришься. Вылезли на правый берег, лодку бросили. Пошли пешком к железной дороге. Заблудились, и, вместо ж.д. пришли опять к избе. Весёленькая история! Но от избы Щепетов знал кратчайшую дорогу к ж.д., по ней и вышли. Протопав 15 км, ввалились в избу у Дружбы. Группы Масоловича нет. Подавленность и беспокойство. Но, наконец, через 45 минут, эта группа подошла и была благополучно переправлена. Оказалось, масоловцы ночевали где-то на берегу Серги, недалеко, не успели вечером дойти до Дружбы.

Общий обед. После обеда эту группу Лизунов повёл в пещеру. Волошенко с Загидулиным сбегали в Сухой Лог. Лобанов, Поляков и Щепетов работали на скалах, ниже по течению. Ничего не нашли. Вечером – ужин. Большинство туристов УНИХИма пошли назад, на поезд. Их провожали ребята из СГС до ст. Бажуково;

8-ое ноября. После завтрака оставшиеся туристы УНИХИма (одни девушки!) пошли тоже назад (до Нижних Серёг!). Лизунов и Масолович отправились их проводить до деревни Половинка. Вот СГС осталась и одна… Лобанов, Поляков, Волошенко, Семейникова пошли в Сухой Лог на прохождение сифона. Сифон до конца пройти не удалось, но немного прошли. Там они обосновались в избе (так называемый Сухоложский РОМ). Загидулин, Белоглазов, Щепетов, прихватив какую-то лодку, осматривали скалы. Ничего не нашли по течению реки Серги до Сухого Лога – уже стемнело. До пояса промок Белоглазов, свалившись в воду (лодка ударилась о камень).

Бросили лодку и прекратили осмотр. Кратчайшим путём пошли в Сухой Лог. Поужинали все вместе. Затем Загидулин, Белоглазов и Щепетов сбегали до Дружбы, забрали там свои рюкзаки и принесли их в Сухоложскую избу. Остальные уже спали. Интересная деталь: уже пятая ночь, и пятую ночь подряд СГС не ложилась спать в полном составе – всегда какая-то группа бегает в темноте по лесу, выполняя различные задания;

9 ноября, проспали поезд на Бакал (к лучшему, как оказалось впоследствии). С горя – позавтракали. Работали тремя маршрутами: 1)Лобанов, Лизунов, Белоглазов, Волошенко, Семейникова осматривали скалы в районе Сухого Лога и ниже; 2) Загидулин и Масолович осматривали близлежащие ложкИ; 3) Поляков и Щепетов осматривали дорогу на Михайловский Завод. Богдан и Валентин не разведали дорогу на Михайловский Завод, но зато узнали дорогу на Аракаево. Там закупили чаю, бубликов, сигарет и вернулись обратно. Группа №2 уже была в избе. К этому времени группой №1 была обнаружена пещера (так называемая Аракаевская) на левом берегу реки Серги, за правым склоном Сухого Лога. Забрав всё фотоснаряжение и все фонарики, СГС отправилась в пещеру. В ней Лобанов и Лизунов раскопали ход и, таким образом, был открыт доступ в великолепный сталактитовый грот, названный гротом Рубель. В нём много известняковых сталагмитов. Фотографировали пещеру и фотографировались сами. Отбирали образцы. В сталактитовом гроте ребята были первыми (ибо ранее ход был завален и вряд ли кто мог быть там до СГС).

Посмотрели возможность обнаружения нижних этажей, но этим делом решили заняться позже. Когда ушли из грота Рубель, то ход старательно завалили, чтобы туда не пролезли какие-нибудь пижоны, не обломали сталактитов и не наделали надписей. За завалом оставили банку с запиской с сообщением и предупреждением пижонам. Вообще, ход направо – сплошные осыпи крупных камней. Лезть по ним трудно, тем более что потолок нависает очень низко. Центральный грот, сразу после спуска снаружи – очень большой, высокий. Имеются ходы налево, по ним не ходили. В левой части грота, сразу после спуска, небольшое замёрзшее озерко со вспученным льдом (очевидно, родник). Зимой здесь много красивых ледяных сталактитов и сталагмитов. В правой части грота есть небольшое озерко льда, но оно вряд ли сообщается с левым, ибо находится выше его на 1- 1,5 метра. Выяснить это нужно летом, решили ребята. Правое озерко спускается в правую часть пещеры небольшим ледопадом. Выяснилось, что когда идёшь в грот Рубель, то виден этот ледопад. Но он только недалеко от центрального грота и дальше его нет. Очевидно, вода уходит вниз, под землю, к реке Серге. В пещере сухо сравнительно, только некоторые камни влажные. Там теплее, чем зимой снаружи. В сталактитовом гроте – колодец вниз, его не исследовали. В центральном гроте, где кончается спуск, там, где начинается лёд – есть дрова и следы костра. Очевидно, здесь бывали охотники и останавливались на привал, но дальше они вряд ли проходили – по крайней мере направо, ибо там был завал. Значит, вообще, эту пещеру знают (хотя бы охотники).

Вход в пещеру – самый большой из всех пещер близлежащего района. Он производит большое впечатление. По случаю открытия пещеры (всё же праздник для спелеологов!) Масолович и Лизунов сбегали в Михайловский Завод за водкой. Очень приблизительный осмотр пещеры был закончен. Щепетов, Семейникова и Волошенко , захватив фотоснаряжение, вернулись в избу. Остальные ребята осмотрели скалы, ничего не нашли и тоже пришли в избу. К этому времени была «доставлена» водка и был устроен торжественный ужин. С выпивкой в честь открытия пещеры (новой, неисследованной) выдвинули, заслушали и обсудили некоторые предложения, касающиеся организации СГС и дальнейшей её работы. Все очень устали, а питались плохо, малокалорийно и ходили много в этот день. Поэтому немудрено, что «ёрш»- водка и красное вино свалили всех без исключения с ног. Посидели, попели песни. А потом сразу «откинули лыжи» и трупами завалились спать. Это – первая ночь, когда СГС в полном составе легла спать;

10 ноября. Умудрились встать рано, не проспать поезд. После пьянки – это большое достижение. Позавтракали и по известной уже дороге пошли в Михайловский Завод. Подошли точно к поезду, минут за пять-десять до его прихода. Доехали до станции Сказ (15 км). Там всухомятку (в столовой не было воды) подкрепились, поговорили с лесником (ничего хорошего) и отправились на станцию Арасланово (11 км). По пути зашли в Сказовскую пещеру. Но там вода ещё не замёрзла и поэтому зайти в пещеру дальше десяти метров не удалось. На пути к станции Арасланово большое впечатление производит возвышающийся слева Бардымский хребет. Здесь он грандиознее, чем в районе Нижних Серёг. Высится этакий мощный кряж. В Арасланово поели в столовой. Поговорили с директором школы о пещерах (он сообщил о каких-то пещерках), возможности ночлега в школе. Ночевали в школе, просушили все вещи;

11 ноября. Позавтракали в столовой и отправились на реку Уфу осматривать пещерки. Дорогу показывали два школьника, которых директор освободил от занятий. Много впечатлений осталось от переправы через Уфу на лодке – с трудом, шёл лёд, очень мешавший переправе. Пещер, как таковых, нет. Есть только небольшие скальные трещины, в одной из которых нашли много костей. Взяли образцы (кости расщеплены, очевидно, искусственно). Оттуда отправились, в так называемый Каменный дом, около деревни Арасланки (она находится в 6 км от станции Арасланово). Но и эта ниша не представляет собой ничего интересного. Там довольно тепло (почему – неясно?) и много помёта голубей. Рядом ребята раскапывали какую-то дыру, но не раскопали. Но в ней ещё жарче, очень тепло там (?!)… Нагревшись у костра, направились назад, на станцию. Ужин – в столовой. Вечером провели беседу со школьниками о пещерах. Ребят, конечно, больше интересовали приключения. Беседовали долго, часа два. Слушали Лобанова и Загидулина с живейшим интересом. После беседы спелеологи уложили рюкзаки, сели на Бакальский поезд, ночь провели на Дружинино и утром 12 ноября были в Свердловске. Как поётся в песне: «Вот и закончен наш долгий маршрут…».

Вернувшись из экспедиции, Юрий Лобанов пишет «Отчёт о работе спелеологического отряда (СГС)» в период с 5 по 12 ноября 1961 года. Одной из задач отряда была маркировка пути от ж.д. ст. Аракаево к пещере Дружба. Маркировка произведена по кратчайшей дороге к пещере. Маркировочные знаки – небольшие зарубки на придорожных деревьях с буквой «Д» чёрной краской, стоят, в основном, на развилках и характерных местах дороги. После резкого спуска к реке Серге, следует пройти параллельно реке вниз по течению до брода (0,5 – 0,8 км). Несколько левее брода на восток от реки уходит широкий Федотов лог. Двигаясь по дороге в средине лога, через 5 – 10 минут группа подходит к пещере, которая расположена слева от дороги и видна с неё. Недалеко от брода на берегу Серги есть заброшенные избы. Они – в хорошем состоянии, и зимой хорошее место для ночлега. Далее, Лобанов отметил так называемый Сухоложский сифон (название дано СГС).

Эта пещера расположена в Сухом Логу на левом берегу реки Серги в 5 км от пещеры Дружба и в 5 км от с. Аракаево. Небольшой вход на правой стороне лога напоминает собой вход в Катниковскую пещеру. После небольшого спуска вниз ход несколько расширяется, на дне появляется вода, которая доходит до уровня груди. Свод снижается, так что для прохода остаётся узкая щель. Это место было пройдено со второй попытки. За этим сифоном открылся небольшой грот. После небольшого сужения, грот оказался тупиковым. Проверка сифонов в этом гроте не производилась. Характерно, что выхода из пещеры наружу вода не имеет. Сфотографирован вход пещеры и взяты образцы породы. 7 ноября, в результате планомерного прочёсывания местности, отрядом обнаружена неизвестная ранее пещера, названная СГС Аракаевской. Вход в пещеру у основания скального массива вблизи реки Серги. Залегание пластов – под углом 45 градусов. Обнаружены сталактитовые и сталагмитовые натёки. Сделана фотография входа и взяты образцы породы.

Отряд небольшими отделениями по три человека систематически изучил скальные берега реки Серги вниз от Федотова лога на 10 км. Обнаружен и осмотрен ряд пещер, расположенных в скалах. У некоторых из них вход достигает 2-х метров высоты. Пещеры, как правило, идут не глубоко и кончаются мощными завалами. На основании полученных данных изученных пещер можно сделать вывод, что пещеры этого района с горизонтальным залеганием пластов, в том числе и пещера Дружба, в прошлом подверглись одновременному и сильному разрушению в результате какого-то мощного подземного толчка. СГС осмотрен вход в пещеру Сказ.

Сделан вывод о необходимости длительного изучения этой пещеры, как одной из интереснейших пещер Урала. Сказ до сих пор не пройден до конца, отсутствует подробный план и описание пещеры. Изучение водного режима этой пещеры может иметь большое практическое значение, так как посёлок Сказ не имеет собственных источников воды. Отряд проводил разведку в районе реки Уфы ниже деревни Арасланово. Осмотрены пещеры близ села Арасланка. Найдены кости животных значительной давности. Характерно залегание костей по слоям. Кости отданы на экспертизу в Институт биологии Уральского Филиала Академии Наук. Получен ряд сведений о пещерах на реке Уфе. Отчёт Ю. Лобанова читала Р. Рубель и приняла к сведению. В отчёте руководителя СГС не упоминается исследование пещеры Дружба. Как вспоминает Богдан Поляков, во время ноябрьской экспедиции, было прохождение заозёрной части этой пещеры, даны названия обнаруженным гротам – Призывников, Кастере, пройден левый ход, соединяющийся с гротом Барановского.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить