Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

1. По сумрачному Тагилу

Лето дышит зноем. На севере Свердловской области горит тайга, закрывая доступ в горы. С сожалением возвращаем купленные билеты в железнодорожную кассу. Придётся довольствоваться сплавом по рекам Тагил и Серга.
За окнами электрички - участки свежих гарей. Сушь и «неумелое обращение со спичками» усугубили экологическую обстановку в районе Нижнего Тагила. Над городом висит пелена газов от промышленных предприятий, а вдалеке над лесами - дым пожаров. Хочется быстрее уехать к Гулящим горам, где в старину скрывались беглые работные люди Демидова, досыта наглотавшиеся и заводской гари, и собственных солёных слёз, выбитых плетьми надсмотрщиков.

Rudnik

На Тагиле мы уже в четвёртый раз. Река Тагил - правый приток Туры.
Истоки реки находятся на водораздельной части Среднего Урала у так называемых Красных гор. Вначале Тагил сотню километров течёт на север между хребтом и предгорной грядой, отделяющей бассейн Тагила от бассейна реки Нейвы. У города Нижнего Тагила река принимает северо-восточное направление, пробивает себе путь через толщу извержённых пород и кристаллических сланцев. Тагил - река не судоходная, хотя и имеет крупные притоки - Баранчу, Салду, Мугай и другие.

TagilBalakino-min

Низкий уровень воды зависит от водохранилищ на реке, расположенных у городов Верхний и Нижний Тагил. Водохранилища, собирая воду с верховий, создают низкий уровень в среднем и нижнем течении реки. Лишь весной, в большую воду, можно использовать Тагил для сплава на деревянных лодках, туристских байдарках, катамаранах. Проверено: на Тагиле не утонешь, но в случае вынужденного купания, будешь до конца своих дней помнить эту реку.

RekaTagil
На Тагиле много перекатов, порогов и рыболовных заездок, сложенных из камней. В старину золотоискатели находили остатки заездок на довольно значительной глубине в намывах реки, и это говорит о многовековой традиции каменных заездок. Возможно, к древним рыболовным сооружениям относятся и загадочные, мощные каменные стенки, обнаруженные нами у Караульного и Писаного камней. В лесах по берегам Тагила преобладают хвойные породы: сосна, ель, пихта, но часто встречаются и лиственные, такие как берёза, липа, рябина. Любопытно, что в древности, в этой части Зауралья присутствовал не лесистый, а степной ландшафт и на это обстоятельство указывает флора известковых скал реки Туры, где найдено 39 видов растений, являющихся типичными представителями степной флоры.
В стороне от реки заросшие озёра, болота. Например, на Юрьинском озере, ещё в 19-ом веке, найдена интереснейшая стоянка - Кокшаровская, нижний слой которой, как оказалось, относится к раннему неолиту. От Гулящих гор и до Сокольинских утёсов, на протяжении почти ста пятидесяти километров, Тагил зажат в узкой долине скалистыми берегами. Некоторые скалы в профиль напоминают животных или птиц, называются «балабанами», «медведями», «соколами».
Издавна местных жителей удивляли непонятные письмена, нанесённые на скалы красной краской. Вероятно первыми, кто увидел древние рисунки на тагильских утёсах, были дружинники Ермака Тимофеевича. Сведения о таинственных знаках появлялись на протяжении всего 19-го века. Например, первый, хотя и не полный список рисованных Камней, привёл пермский историк Никита Саввич Попов в образцовом сочинении «Хозяйственное описание Пермской губернии», изданном в Перми в 1804 году. Главный кассир Нижнетагильского завода Дмитрий Петрович Шорин, дотошный счетовод и пытливый краевед, зарисовал «писанцы» семи тагильских утёсов, сделал альбом наскальных рисунков в нескольких экземплярах.
Известному советскому археологу и этнографу Валерию Николаевичу Чернецову, в значительной степени, на основе изучения писаниц реки Тагил, удалось приоткрыть завесу над тайной уральских наскальных изображений. На Тагиле, В.Н.Чернецов выделил две отчётливые группы писаниц: верхнюю - от деревни Прянишниково до деревни Кваршиной и нижнюю - от деревни Новожиловой до деревни Комельской. Учёный установил основные композиции и сюжеты писаниц, их назначение и этническую принадлежность. Тагильская группа наскальных изображений, состоящая из шестнадцати скал-писанцев, самая большая на Урале, компактная и не плохо сохранившаяся до наших дней. Северную оконечность Гулящих гор венчает почти трёхсотметровая громада Медведь-Камня.
В «Словаре Верхотурского уезда Пермской губернии», изданном в 1910 году, знаток уральской старины Иван Яковлевич Кривощёков сообщал, что на вершине Камня была стоянка вогулов, где совершались жертвоприношения, а на скалах виднелись «идеографические знаки». Дмитрий Шорин искал рисунки на Медведь-Камне, но безуспешно, делал раскопки на вершине горы, но результаты «шурфовки» не известны. Здесь же, в 1945 году, под одним из ничтожных скальных навесов Отто Николаевич Бадер, на удачу, заложил раскоп и, к своему удивлению, обнаружил местонахождение эпохи камня. На левом берегу Тагила заметны следы укреплений воинского городка не то Ермака, не то не менее отважных последователей завоевателя Сибири...
К ночи стало душно. Ветер нагоняет зловещие грозовые тучи. От ударов грома небо раскалывается, как скорлупа, первые капли дождя падают на иссушённую землю. На пригорках, в избах деревни Балакиной, гаснут огоньки. Всю ночь ветер терзает кусты ивняка, стрелы молний освещают нашу одинокую палатку. От Балакиной до Ясьвы километров двадцать, деревень нет, интересующие вопросы задавать некому. Лёжа в палатке, под убаюкивающие удары грома, вспомнилось, как девять лет назад, в 1979 году, Санька Ветошкин, Валера Анкудинов и я, еле дотащив от станции Сан-Донато до Медведь-Камня рюкзаки и трёхместную «байду», начали сплав по Тагилу.

PoTagilu-min

Прошли Балакину, и на правом берегу реки, в створе гор Плиткиной и Непроходимый Камень, на скале, увидели «писаницу». Издалека, не так-то просто разглядеть древние рисунки, но изображение уточки и охотничьих загонов, чётко выделялись на фактуре сиенитового массива. На вершине скалы, прямо над писаницей, мы нашли святилище в виде трёх малоприметных холмиков, на месте которых в древности полыхали жертвенные костры. Выходит, что выше деревни Прянишниковой, вверх по Тагилу, до Медведь-Камня, поисками писаниц никто не занимался...
Наутро наш катамаран пробивает дорожку среди плывущего по реке мусора, смытого в реку ливнем. Светлые ручьи и речки, впадая в Тагил, разбавляют мутные воды. Четыреста лет назад русским землепроходцам открывались те же излучины уральской реки, те же, что и нам сейчас, скалистые берега. Только чище была тогда вода, ходили в ней косяки рыб, да и по берегам было раздолье для птицы и зверя. Нынче вода Тагила замутнена отходами заводов, наполовину «выпита» городом. Наш катамаран скребёт дно реки, и вряд бы рискнул Ермак пройти на стругах по такой воде до ханства Кучума.

Strugi
В чахлых заводях Тагила ещё плавают стайки диких уток, но гнездиться они предпочитают на болотцах и озёрках в верховьях Прокопьевской Салды. Осенью на здешние леса наваливаются ватаги «шишкарей» - алчных добытчиков кедрового ореха. Ради ореха они запросто спиливают под корень вековые кедры, а против егерей идут в ход угрозы и ружья с картечью. Первые поселенцы посчитали кедр сибирский за плодовое, заветное дерево, сохраняли кедровники от порубки, и кедровый промысел с семнадцатого века занял видное положение в экономике Восточного Зауралья. Слева по ходу замаячили избёнки деревни Ясьвы, стоящей в устье одноимённого притока Тагила...
А в начале октября 1918 года, после жестоких и кровопролитных боёв, Нижний Тагил оказался в руках белых. Первому Крестьянскому коммунистическому полку и двум ротам Третьего Екатеринбургского полка, отрезанным от остальных красных частей, пришлось уходить от алапаевской железнодорожной ветки в северном направлении, на Кушву. Воистину, это был «суворовский переход». Особенно трудным оказался двадцативёрстный участок пути от станции Салка до реки Тагил. Маршрут полка до сих пор не выяснен. Вероятнее всего, отряд двигался через местечко Хутор, расположенный на речке Северке и оттуда, заросшей конной дорогой, вышел в топкие верховья реки Белая Теляна, где, со своим нескончаемым обозом, принял адовы муки. Обозники были семьями красноармейцев, боявшихся мести белочехов. Бросив дома в Далматово, Катайске и других селениях, женщины с детьми, домашним скарбом, на телегах двигались вместе с полком. Часть имущества пришлось выбросить в таёжные топи. Дорогу приходилось расширять, через болота прокладывать гать. И лошади и люди были по уши в грязи. Вырвавшись из гнилого угла - шли по склону Богородских гор, протянувшихся вдоль правобережья Тагила. Где-то в районе высоты «311» свернули через тайгу к реке близ деревни Ясьва.
На тяжёлых, неустойчивых, изготовленных из сырого леса, плотах начали переправу. Доставали со дна реки, сплёвывая воду, утопленную батарею, боеприпасы и прочее. Воды было по грудь. Вместе с бойцами принял октябрьскую купель и командир полка Филипп Егорович Акулов. По реке далеко был слышен, родной, привычный с детства, рабоче-крестьянский диалект. В Ясьве красноармейцы воспрянули духом, узнав, что до Кушвы путь намного легче. В результате тактического маневра, предпринятого комполка Филиппом Акуловым, большую часть имущества пришлось потерять, но была сохранена живая сила. Раззадоренные суровым переходом, бойцы, по приказу своего командира, начали «бузить», с ходу вывели из строя седьмую дивизию белых, взяли много пленных, двадцать пулемётов и другие трофеи, получили гордое прозвище «красных орлов» и всеобщее признание среди революционных полков Уральского фронта, были награждены Почётным Красным знаменем Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета...

KrasnyeOrly-min
В заросли правого берега прибился деревянный плот на автомобильных камерах. На плоту «второго года службы» солдатская шинель, пачка азербайджанского чая, пустая бутылка из-под коньяка. А часом раньше, мы заметили вдоль берега колючую проволоку. Ни на севере диком, ни в местах обжитых, не скрыться от назойливых военных: хоть проволокой колючей, хоть табличкой, с какой-нибудь угрозой, хоть пьяным ротозейством, но о себе они обязательно заявят. Реквизируем шинелишку, початую пачку чая, почти новые автомобильные камеры: в нашем хозяйстве всё сгодится. По леву руку лес расступился, давая место степному простору. Голое пространство отвоёвано у хмурых лесов натруженными руками русского мужика. Верхотурскому стрельцу Евдокиму Прянишникову актом от 8 ноября 1673 года были переданы по Тагилу и речке Ленёвке земли вогуличей Теляновых, которые во время башкирского бунта 1662-1668 годов «разорились, а иные померли». Прянишников получил землю под пашню и покосы, но лесные промыслы какое-то время оставались за вогулами. Впоследствии большинство вогулов-манси ушли на север и лишь старики остались доживать на покинутых стойбищах, совершая моления у писаниц.
Тем временем, семейство Евдокима корчевало лес, поднимало целину. Появлялись новые жильцы. Так возникла деревня Прянишниково. Сейчас сиротливо глядят пустыми глазницами избы раскулаченной, лишившейся в войну мужика, добитая хрущёвским «разукрупнением», деревня. Крапивой и дурной травой заросли сады и огороды. Неблагодарные потомки бросили землю предков, разъехались кто куда, в поисках беззаботной жизни. В пяти километрах от урочища Прянишниково, на пяти «балабанских» утёсах, можно разглядеть «писанцы». Изображения животных, людей, охотничьих ловушек принадлежат древнему финно-угорскому населению - предкам современных хантов и манси. Краска писаниц, состоящая из крови жертвенных животных, охры и жира со временем минерализовалась, составляет одно целое с тканью скалы. Поливаем рисунки водой. Изображения становятся более отчётливыми. Вот лоси в загоне, а вот медведь, пронзённый копьём. Композиции Балабана Первого, содержащие изображения зверей, загородок, орудия охоты, фигуры охотников, наиболее полные на Тагиле и наиболее архаичные. На вершине утёса жертвенное место, в тонком почвенном слое, в трещинах камней, кусочки пережжённой кости, угольки, фрагменты керамики. На левом берегу Тагила, возле устья речки Нижняя Соколка, высится Соколий Камень.

Древний комплекс Камня состоит из двух групп наскальных изображений и жертвенного места, которое мы зафиксировали весной 1980-ого года. На скальном отвесе реалистично изображён медведь - тотемный предок фратрии Пор. Рядом с медведем фигура птицы с решетчатым туловищем. Сюжет писаницы, вероятно имеет отношение к культу прародителя. Интересно, что изображения антропоморфных и зооморфных существ на Балабане Первом и Камне Соколий выполнены не в обычной контурной манере, а в силуэтном стиле, применявшемся в эпоху верхнего палеолита, в период бытования пещерного искусства. Ниже по реке, в глухом лесу, ямы и шахты. Здесь, сравнительно недавно, велась добыча золота.
Минуем несколько обветшалых строений Тагильского кордона, небольшой железнодорожный мост, и вскоре спокойно проходим, с виду бурный, короткий, Горно-Павловский порог. За деревней Моршининой по реке разносится запах гари: то в одном, то в другом месте дымятся берега Тагила. Увидели испуганных деревенских ребятишек с удочками. Дети развели костёр, но сухая прибрежная трава тотчас вспыхнула. Мы вовремя подоспели, локальный пожар потушили, заодно спасли загоревшее дерево, в дупле которого было осиное гнездо. Осы сильно переживали за своё жильё, сопровождали нас, когда мы бегали за водой с котелками в руках. После впадения реки Салды, воды в Тагиле чуть добавилось. Справа миновали скалу Медведь-Камень, но по сравнению с горой Медведь-Камень, скала попросту лилипут.

medved
При «умелом», за последние полсотни лет, плановом хозяйствовании, от некогда зажиточной деревни Новожиловой остались ножки да рожки. Здоровенные избы, сараи, погреба, приусадебная земля - всё брошено, разрушено, производит впечатление, будто Мамай прошёл. Порог Большаковский перебор начинается ниже растерзанной деревни, у безымянной скалы, на которой остались неразборчивые фрагменты рисунков. При ширине реки метров в шестьдесят, русло Тагила на протяжение трёхсот метров усеяно камнями. Весной камни закрыты водой, и проходить порог с ветерком одно удовольствие. Осенью камни обнажены, при большой скорости течения, уходить от препятствий сложно. Долина реки широкая, заросла кустарником, при обносе порога, придётся ломиться через заросли ивняка. Сейчас лето, наш катамаран с малой осадкой с успехом проходит препятствие. На плёсах берёмся за вёсла. Слева над рекой навис Караульный Камень, в метре над водой угадываются рисунки охотничьих загородок.
Деревушка Кваршина с реки не видна, на её существование намекает далёкий собачий лай. Впереди, до села Гаёво, встретится шесть скал с рисунками. Скопление писаниц на коротком участке реки, может указывать на специфику древних обрядов, связанных с тем или иным Камнем. Подтверждением этой мысли служит, найденный нами осенью 1980 года, археологический комплекс Ермака-Камня, включающий наскальное изображение - личину и, рядом с рисунком - жертвенное место. Ермак-Камень - невысокая, обрывистая со стороны реки, скала из извержённой породы - сиенита. Проплывая мимо Камня, обернувшись назад - замечаешь в скале отверстие.
Пещера не карстового происхождения, мелкая, расположена на высоте метров пяти над рекой, вход прямоугольный, высотой и шириной метра два. Проникнуть в грот можно сверху и сбоку от входа, используя страховочные средства. Ниже, по левому берегу, напротив речки Зенковки, виден башнеобразный утёс под названием Зенковская скала. Здесь выявлено семь групп изображений, причём первая группа находится под скальным козырьком на высоте пятнадцати метров от земли. По толстым веткам сосны поднимаюсь к писанице.
До ровной площадки, над которой расположены рисунки, рукой подать, но без страховки не решаюсь сделать следующий шаг. Проплыли две одиночные скалы - Балабанье и Камень Змиев, на котором девять групп изображений.

Zmiev-min

Наш походный фотограф Игорь Крупенников то и дело занимается фотосъёмкой скал. За тихим плёсом показывается, освещённая закатными лучами солнца, церквушка, заброшенное село Гаёво. В начале семнадцатого века Гаёво было самым верхним на Тагиле русским селением, где с местными вогулами велась бойкая торговля. На высоком правом берегу темнеет вход в небольшую пещеру. Подплываем к Писаному Камню. Кроме реки Тагил, скала с названием «Писаный Камень» или «Писанец» имеется на уральских реках: Унье, Берёзовой, Вишере, Туре, Нейве, Реж, Чусовой, Ирбит, Серге...
Фасадной частью тагильский Писаный Камень выходит к реке метров на пятьдесят. До высоты восьми метров от подошвы утёса, на плоскости скалы, содержится шесть групп изображений. Некоторые рисунки налегают друг на друга, и разобрать что-либо трудно. По тематике Писаный Камень необычен обилием антропоморфных фигур, тогда как в сюжетах основной массы тагильских писаниц доминирует охотничье-промысловая магия. Солнце припекает. На валунах греются гадюки. Уловив наше присутствие, они нехотя уползают, никому не сделав зла. Зло на скале: уникальные рисунки Писаного Камня во многих местах замалёваны фамилиями «покорителей природы». От деревни Бреховой остались заросшие травой ямы, а от деревни Комельской - десяток заколоченных, почерневших изб. По правому берегу на триста метров протянулось обнажение сиенитов, рассеченное осыпями на отдельные скалы.

SokolUtes-min
Название этого места - Сокольинские утёсы. На скалах хорошо различимы условно-реалистические изображения животных - косули, лося, собаки, имеются остатки гигантского изображения солнца, а также рисунок птицы-души. Ниже по Тагилу скалы исчезают. Отплыли уже километров сто с гаком. Река стала почище. Можно и искупаться. По обеим сторонам Тагила – кусты спелой черёмухи. Изредка река радует нас живописными перекатами, и тогда катамаран стремительно прорывается через гряды бурунов. Коля Ягодин и Володя Сильчук наловчились-таки ловить щук. Из-за рыбалки им сон не в сон. Перед селом Мугай леса отступают, открывая поля кукурузы. Рядом с рекой тянется пыльный тракт. Пыли мы и в городе наглотаться успеем и потому покупаем билеты на поезд. Проехав Алапаевск, Реж и Свердловск, собираем старенький катамаран на западном склоне Среднего Урала, на реке Серге.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить