Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Башкирцы приближались. С гиканьем, они окружили сельцо, и три единственные в округе избенки, вспыхнули свечой. Стога сена горели, рассеяв темноту ночи. Застигнутые врасплох, мужики не сопротивлялись, зная, что волосяные арканы готовы намертво захлестнуть горло. Плач детей и бабьи причитания долго слышались вдали: поселенцев уводили в полон…

От Ермака поступил сигнал, что проезд в Сибирь открыт. Обойдя башкирские земли с севера, разогнав остяков и вогулов, схватился с Кучумом и одолел его. Настала очередь башкир, но Ермака в 1585 году не стало. Тобольские власти горделиво расширяли своё влияние во все стороны света, с презрением поглядывая на «инородцев». Переселенческая волна из Московии встретилась с туземцами, кои веками пасли лошадок на необозримых пространствах Урала. На вольных «государевых землях», бывший крепостной крестьянин с энтузиазмом начал обустраиваться, но столкнулся с интересами аборигенов. Начались земельные споры. Огонь в конфликты подливала русская администрация, занимаясь коррупцией и вымогательством, потворствуя расхищению башкирских земель. Сто с лишним лет не утихали кровавые «волнения». Башкиры в несколько десятков тысяч человек жили родоплеменным строем. Этот вольнолюбивый народ неохотно принял ислам, призывающий к покорности. Делились на лесных и степных башкир. В Исетском Зауралье лесостепь, поэтому поселенцам доставалось от тех и от других.

В Тобольске тревожно звонили колокола. Только не нервничал сын сподвижника Ермака Ивана Мокринского - Дмитрий. После кончины жены, происходившей из знатных сибирских татар, Дмитрий ушёл в Невьянский Богородицкий монастырь, где постригся под именем Далмата. На Исети, мурза Илигей Магметов, по-родственному, подарил Далмату земельных угодий в 60 вёрст длиной и 30 вёрст шириной, где предприимчивый монах построил монастырь, заселил «пустошь» пришлыми крестьянами. С 1644 года, Далматов Успенский монастырь становится оплотом колонизации, военным стратегическим пунктом на пути продвижения переселенцев в Сибирь, защитником всех православных. Но этого было мало. В случае очередного башкирского бунта, монастырь не смог бы вместить всё население Зауралья с их скотом и пожитками! Для защиты окрестного населения требовалось строительство крепостей и острогов.

Тобольскому дворянину Полозову, посланному в слободы для разбора поземельных споров, стало не по себе от рассказов катайских старожилов. Башкирцы и примкнувшие к ним киргизы покоя не давали: сжигали избёнки поселенцев, угоняли скот, уводили людей в рабство, а то и убивали. На плодородных берегах речки Катайки, и реки Исети в первой половине 17-го столетия появились первые деревни, где дружно жили русские, татарские и черемисские семьи. Здесь, поодаль располагались башкирские кочевья. Полозов обо всём доложил наверх, и в 1650 году боярский сын Панкратий Перхуров, назначенный в «прикащики», руководил возведением Катайского острога. Строили десять лет. Поставили башни, ворота, но Сары Мергень через пару лет сжёг острог. Построили второй острог, но и он сгорел по неизвестной причине. Население прибывало. В 1696 году построили третий острог, где числилось 58 дворов беломестных казаков и 269 дворов крестьянских. Острог выстоял, пережил ещё два башкирских бунта. Потом наступили спокойные времена. Через торговое село Катайское, где был постоянный хлебный рынок, пролегли дороги на Ирбитскую ярмарку, в Уфу, в Сибирь.

На реке Синаре деревня Слободчикова ранее называлась Красноборской слободой. Слобода – «село вольных людей» стояло у опушки «красного» - красивого соснового леса – «бора». Год основания – 1649. Здесь был укреплённый административный центр. Главное здание из красного кирпича, архитектуры 17-го века, прекрасно выглядит и сегодня, удачно вписывается в изгиб реки Синары. На противоположном берегу реки разрушенный вал городища раннего железного века. Крепость Красноборской слободы, входившая в линию укреплений по реке Синаре, разрушена временем.

Тобольская приказная палата воеводы давала «добро» на строительство той или иной слободы на «свободной» земле. Драгун из Шадринской слободы Ивашка Кузнец взобрался на скалистый берег реки Багаряк и огляделся: башкир не наблюдалось, на зелёном лугу сын Ивашки – Данилко, ловил кузнечиков. Земли казались свободными, и здесь приезжий драгун, в 1689 году, основал «Багаряцкую» слободу с прилегающей территорией, на которой разместились два десятка деревень. Большую часть слободской земли башкиры почему-то считали своей, делая хищнические набеги на поселенцев. Как и всякую слободу, поселение на Багаряке укрепили деревянным оплотом, соорудили башни, снабдили пушками, коих по инвентарной книге числилось две. Крепость выстояла три больших бунта, а потом наступило «замирение» башкир.

История, так называемой, «Карагайской крепости» запутанная. Не было башкирской крепости, как утверждают некоторые знатоки. В поисках пастбищ для скота, башкиры меняли место пребывания. Их деревни летом пустовали, лишь на зиму башкиры возвращались в свои избёнки. На реке Синаре была деревня Карагай-ос, по-башкирски - «сосновая деревня». В петровское время здесь разгуливали «гулящие» люди – Окулко, Потаскуйко, Чайка, Симонов, и башкирская деревушка напряглась. Соседи сквернословили, ругались друг с другом. Потаскуйко перебрался на левый берег Синары. Там возникла деревня Потаскуева. Чайка ушёл на слияние Багаряка с Синарой. Там появилась деревня Чайкина, но вначале она называлась Казакова. Окулко и Симонов остались на прежнем месте, и там появилась деревня Окулова, а позже, со строительством церкви - село Окуловское. Всё новые волны колонистов прибывали в Зауралье, вытесняя аборигенов. Башкиры не сидели на месте. Во главе своей феодальной знати, они собирались дикими толпами, и за поруганное вотчинное право на землю, злость вымещали на переселенцах. «Волнения» вспыхивали по Уралу, то тут, то там. Думаю, на месте обезлюдившей деревни Карагай-ос, на случай набегов башкир или калмыков, построили крепость, назвав её Карагайской. Кто и когда её строил - не известно. Никакой заметной роли в военных событиях тех бурных лет крепость не сыграла. Иначе бы сведения дошли до нас. .Известно только, что 7 июля 1737 года между отрядом башкир и регулярной командой майора Угрюмова, «под деревней Окуловой» произошёл бой. Сражение с воинским отрядом было и под деревней Нижней на реке Синаре. В память об этом событии, местное население, одну из лесных полян называет «Побоище». О Карагайской крепости нет упоминаний в рассказах старожилов Окуловой. Например, в 1962 году, сотрудникам Каменск-Уральского городского краеведческого музея, о прошлом села Окуловского довольно подробно поведал местный житель Симонов Тимофей Мамонтович, 1884 года рождения. Каких-либо заметных следов крепости в Окуловой я так же не обнаружил.

Тривиальна судьба Колчеданского острога. Речка Колчеданка, впадающая в Исеть разделила селение Колчедан на деревню «Гора» и, собственно, Колчедан. Здесь, на исетских берегах, было средоточие башкирских поселений. На месте будущего Колчедана, находилось «селище» бая Пекера, и на покинутом селище, как говорит местное предание, первопоселенцы три брата Бабкины установили свои избы. По документам, в 1663 году, на Исети и Колчеданке, драгуны, собранные из разных слобод, строили Ново-Колчеданский острог, но, заслышав о приближении двухтысячного отряда Сары Мергеня, разбежались по домам. В последующие годы, из-за частых волнений башкир, достроить острог не удалось и острог, в 1695 году, переименовали в Колчеданскую слободу, а позже – в село Колчедан.

Невьянский чугунолитейный завод построили раньше Каменского, но недостроенный Каменский завод торопился победно отрапортовать, и в октябре 1701 года, раньше Невьянского, выдал первый чугун. .Близ завода, на повороте реки Каменки, в Гнилом углу, с 1682 года обретались работники Далматовского монастыря. Они трудились на монастырском заводе - «Железенском поселье». С учреждением Каменской слободы «поселье» и его работников причислили к казённому Каменскому заводу. Судя по старинному рисунку, сосенок и берёз вокруг слободы не было, лес ушёл в прожорливую заводскую печь домны, выдававшей мизер качественного чугуна, и то по великим праздникам. .Между тем, посад с западной и южной стороны защищали рогатки, с северной и восточной стороны – гористый рельеф местности. Внутри крепости, в кремле, огороженном деревянной стеной с шестью дозорными башенками, возвышалась церковь с колокольней, заводской конторой, домом управителя, жильём мастеров, казной, избой для колодников и хозяйственными строениями. За пределами кремля виднелись избы мастеровых. Поселение бурно развивалось, о чём говорит мощный культурный слой с черепками гончарной посуды, в обнажении правого берега реки Каменки, в старой части нашего города. Жители слободы живо участвовали в строительстве укреплений, поскольку башкирские разъезды то и дело маячили на горизонте. Сыны исетской лесостепи долго не решались напасть на каменцев, но 15 октября 1709 года кочевники закидали Каменскую слободу стрелами, убили 78 человек, в плен забрали 61человека. Факт локальных столкновений выявлен археологами, которые копаясь в каменских погребениях, нашли череп, с торчащим в нём наконечником стрелы. Главное – не деревянные стены острога, а человек за стеной. Кроме мирного населения, взявшего вилы и топоры, отпор туземцам давали драгуны и беломестные казаки. Дерево хорошо горит, и кочевники боя не навязывали, подпалив острог, тотчас скрывались. Не дело, когда дворы башкирцы «выжигали», хлеб сеять не давали, скот отгоняли, но не скоро ещё настало время правления Екатерины Второй и распрям пришёл конец.

Бушуев Виктор Владимирович 22.12. 2020 г.,

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please paste a VALID AdSense code in AdSense Elite Module options before activating it.