Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В 1754 году, на реке Туре, возле горы Шайтан, строили Нижне-Туринский казённый завод. На постройку завода направили солдат, вместо военной службы они отбывали горнозаводские работы. Один из рекрутов из любопытства взобрался на гору Шайтан, случайно наткнулся на вогульскую святыню, выкрал несчастного божка из кумирни. Узнав о краже, вогулы откупили тотемного предка, завалив рекрута соболями. Уяснив, что новокрещенные вогулы на поверку двоеверцы, верхотурское духовенство приняло репрессивные меры - отыскали семьдесят пять кумирниц и, вместе с идолами, предали огню. Вогулы, в отместку, учинили организатору неслыханного злодеяния «смертную язву», от которой тот помер и, в дальнейшем, стали осторожничать, скрывать от русских свои священные места. На примере реки Туры, видно, что культовые места вогул не сопровождаются наскальными изображениями, писаниц здесь днём с огнём не сыщешь. До сего времени не выяснен вопрос с единственным на реке Туре Писаным Камнем. Скорее всего, наскальные изображения и святилища - места самостоятельного назначения, а их, порой, топографическая близость, может толковаться этнической идентичностью – и только.

В северном углу Свердловской области, где с Уральского хребта стекают реки Лозьва, Северная Тошемка, Вижай живут манси – «маленькие люди». Предки манси, которых называли вогулами, пришли сюда с западного склона Урала. Социальная структура финно-угров не содержит привычных для большинства народов форм, как «род», «племя», и в Лозьвинском крае обитают таёжные охотники территориальной общности «люди-лоси», прародителем фратрии является Когтистый Старик (Медведь). Общность дробится на локальные филиации, называемые юртами, семьями, хотя понятие «семья» манси не известна, а есть группа кровных родственников, живущая в одном селении – «пауле» (рис.1).

Karta min

Лет пятьдесят назад родственные связи как-то ещё прослеживались, а в настоящее время коренное население в значительной степени вымерло, обрусело, влачит жалкое существование. С появлением русских, строительством заводов, туринские вогулы, раньше лозьвинских, спились, обрусели, исчезли. Хотя, откуда не возьмись, уцелевшие потомки туринских вогулов наведывались на родину своих предков, и в советское время, вплоть до 40–ых годов прошлого века, например, на реке Большой Именной, на деревьях были видны   охотничьи затёсы. Лозьвинских манси десятки лет мучили подневольные лесорубы сталинских лагерей, сократившие охотничьи угодья, замутившие рыбные реки. Юрты Бахтияровых, Першиных, Укладовых, Каслоповых, Елёсиных, Коврижиных имели свои неприкасаемые кумирни, и святых мест было не меньше, чем на реке Туре. Мне представилось, что, может быть, как и на реке Тура, на фоне лозьвинских священных мест, на Вижае, «случайно», скрывается чья-нибудь рисованная тамга.

В 1978 году, ещё до появления россказней о «вижайской писанице», археолог, преподаватель Уральского госуниверситета им. А.М. Горького В.Е. Стоянов, неожиданно, предложил мне поиск наскальных изображений на перспективных уральских реках. Владислав Евгеньевич со студенческих лет занимался заземлёнными проблемами раннего железного века, о наскальных рисунках имел туманнейшее представление, был не в теме. Удивлённый, я загорелся предложенной идеей, набросал план действий, смету, но всё осталось без ответа, и я посчитал предложение Стоянова невинным розыгрышем. Вскоре последовало ещё одно невинное предложение от другого сотрудника кабинета археологии - В.И. Стефанова. Разговор состоялся в Свердловской областной детской экскурсионно-туристской станции, где Володя Стефанов подрабатывал на половину ставки. Кстати, Свердловский клуб туристов появился в 1958 году, и заслуги клуба туристов в организации массового и спортивного туризма в Свердловской области общеизвестны. В 50-ые годы возникла ДЭТС, но мало кто знает об интереснейших краеведческих открытиях, сделанных юными туристами – школьниками городов и посёлков Свердловской области. Сведения ежегодно поступали из районов области и публиковались в печатных сборниках ДЭТС. Владимир Иванович, зная мою страсть к таёжным похождениям, предложил мне прогуляться, этак километров триста с гаком, вдоль Уральского хребта, по проектируемой нитке будущего газопровода, идущего со стороны города Ивдель к Нижнему Тагилу. Задача состояла в том, чтобы выяснить, а не пройдёт ли газовая труба по памятнику древности, не потревожит ли ковш экскаватора бренные останки ископаемого угра. Сердце защемило при мысли, что бездушная мускулистая рука тракториста, в угоду ударным планам 10-ой пятилетки, направит стальное чудище на едва видимые следы полуземлянок, смешает с грязью и без того тонюсенький культурный слой уникального поселения. Опять же голову посетили другие соображения: можно, конечно, переться по тайге, по непременным болотам, через тучи комаров и, мало сказать переться, надо работать: вынюхивать приметы археологического памятника, произвести контрольную шурфовку, зафиксировать на бумаге и фотоплёнке обнаруженный исторический объект. А уральская погода? В непогоду можно днями сидеть в палатке не высунув носа. Тяжело в деревне без нагана, а как же в тайге без обреза, а кто будет услаждать голодный желудок? Триста километров, можно сказать, стандартная величина для бывалого туриста, для маршрута высшей категории сложности. Не расстояние, не тридцатикилограммовый рюкзак не в тягость, когда идёшь с товарищами и, как говорится, взялся за гуж, не говори, что не дюж. А по неведомой трассе предстояло бежать пару недель сломя голову и, за время бега, можно запросто забыть о цели своего пребывания в лесу. Для нормальной работы на полосе магистрального газопровода едва ли хватит полноценного полевого сезона. Не было у меня и топографического материала: глядя на административную карту Свердловской области, расстояние казалось не таким уж большим, а на глобусе - вообще, на раз плюнуть.

И, всё-таки, мысль пройти в одиночку немалое расстояние и, кто знает, может сохранить от гибели безвестный памятник древности, оставалась заманчивой. Многим путешествующим хочется войти в историю, совершить этакий «трансконтинентальный» переход, кому-то что-то доказать, потешить своё самолюбие. Урал по меридиану делится на пять частей, и преодолеть за один раз хотя бы одну часть - это необыкновенно здорово. Но не «пробежать», как скороход, а пройти, как краевед, оставив для себя и для людей наиболее полную картину родной природы. Урал, особенно его Север, в прошлом был предметом комплексных исследований научных государственных учреждений, и экспедиции длились годами. Другое дело - самодеятельность низов. Для советского уха не было знакомо слово «спонсор», поэтому организация серьёзного туристского проекта без финансовой поддержки оказывалась не подъёмной. Тем не менее, попытки «побить все рекорды» имели место быть.

Комментарии   

0 #3 Кирилл 08.04.2017 09:30
Здравствуйте. Я занимаюсь поиском и восстановлением старинных географических названий в районе городов: Ревда, Полевской, Сысерть, Верхний Уфалей и Нязепетровск путём поиска и работы со старыми книгами и картографически ми материалами. Большая часть книг уже мной собрана, а вот карты ещё собраны не все. Если вы обладаете картами по указанным районам, пожалуйста свяжитесь со мной. Готов обменяться
Цитировать
0 #2 Michael 23.01.2017 08:11
Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич! Ответил Вам на почту.
Цитировать
+1 #1 Дмитрий 23.01.2017 06:37
Здравствуйте Виктор Владимирович! Можно ли с вами связаться по эл.почте, есть вопросы по карте в этой статье, интересуют вогулы-манси верховьев Лозьвы. Заранее благодарен. Дмитрий Анатольевич, турист, краевед.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить