Печать
Категория: Археология
Просмотров: 56900

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В четвёртой части «Краткого списка...» позволю высказать своё мнение относительно характера памятников, их культурной принадлежности и датировки. Памятники обнаружены мною в Зауралье за последний десяток лет. Источником для предлагаемых гипотетических построений служат фрагменты керамики из поверхностных сборов. Керамика- убедительнейший вещественный источник, универсальный материал для определения этнокультурной принадлежности археологического памятника, времени его существования. Открытие белых пятен археологии нередко связано с полевой нумизматикой. Нежданные артефакты, найденные приборным путём, обычно указывают на наличие археологического памятника, кроме того, металлические вещи служат надёжным датирующим материалом. Для сравнительного анализа и предварительных выводов очень важна картина, степень археологической изученности Зауралья специалистами, и такая научная картина, сумбурная и туманная, стоит у меня перед глазами.

1.Река Пышма. Селище Пылаевское.

Selishe Pylaevskoe min
В конце 20-ых годов прошлого века, заведующий Камышловским музеем Александр Андреевич Наумов - тот самый Наумов, который сберёг от уничтожения, отстоял для науки и любознательной публики, полностью сохранившийся костяк громадного ископаемого оленя, у города Камышлова обнаружил древнее городище, а на озере Большие Аллаки - наскальные изображения, в газетной заметке сообщал, что в селе Ощепковском, основанном в 1646 году, сохранилось много вещей, в том числе деревянные жернова, сани, первичные сохи. В двух верстах от Ощепково, писал краевед, имеются распаханные курганы, на пашне найдены медный ковш и бронзовый топор. Одна из улиц села пролегает по древним могилам и так и называется - Могилятская, а на огороде найдены медные подвески, которые относятся, как считал профессор А.А. Спицын, к 13-ому веку. Большие курганы, писал А. Наумов, замечены около деревни Пылаевой...

Древней историей лесного Зауралья более полувека плодотворно занимается екатеринбургский археолог В.Д. Викторова. В советское время, в пышминском крае, у деревни Пылаевой, обнаружены городища и могильники эпохи средневековья. Памятники находятся по правому, коренному, возвышенному берегу реки Пышмы, по окраинам громадного лесного массива - Пышминского бора, возле озёр-стариц Чурилко, Кривого, Круглого и других.

Pylaevsky mogilnik min

Грунтовый могильник юдинского времени открыт и на левом берегу Пышмы, в самой деревне Пылаевой, на месте первой от реки улицы, избы которой сгорели при пожаре. В окрестностях Пылаевой и Ощепковой (ныне пос. Пышма) в 2008-2009 годах я осмотрел ранее открытые памятники, на которых проводились правильные раскопки. Ни больших, ни маленьких курганов у Пылаевой мною не было замечено: может я «не в ту сторону» смотрел. Между тем, старожилы Пылаевой поведали мне, что приезжие учёные невдалеке от деревни Кочёвки копали старые могилы, и в одной могиле нашли железную кольчугу, что их деревня названа по прозвищу первого поселенца - Пылая, который имел на голове копну огненно-рыжих волос и был виден за версту.

В деревне, при царе-батюшке, стояла часовня, кузница. Народ был зажиточный, но после революции, после раскулачивания, люди разбежались кто куда, многие перебрались жить в Ощепково. По окраине Пылаевой проходила торговая дорога, и не так давно приборным поиском на забытой дороге найдены редкие монеты 18-19-го веков. Оказывается, что территория некогда уникального Пышминского бора, богатого зверем и птицей, кормившего десятки поколений людей, в 1957 году подверглась воздействию восточно-уральского радиоактивного следа, а в болотца лесной зоны, в глухие ночи, с вертолёта сбрасывают контейнеры с «вредными» отходами. К сильному обмелению реки Пышмы и её притоков привела безумная порубка лесов. По мосту, через Пышму, вглубь бора, на лесные делянки, уходила железная дорога. Под занавес горбачёвского правления ни рельсов, ни шпал от железной дороги не осталось - всё умыкнул обнищавший, ограбленный народ.

Тайную мечту вынашивают местные мужики: сообща, артелью купить добрый металлоискатель и отыскать-таки заветный дорогостоящий медный кабель, некогда проложенный вдоль бывшей ж. д. ...

Pyshma

Иногда визуально определить тип археологического памятника не просто. Вероятно, найденный мною памятник, является «селищем». Долина реки Пышмы в этом месте широкая, разделена руслом реки и правой протокой. Селище расположено на коренном берегу Пышмы, на правой протоке, в 1 километре от деревни Пылаевой. Берег ровный, шестиметровой высоты. В одном месте к реке подходит небольшой лог, от которого по берегу, параллельно реке, в два ряда тянутся девять, овальной формы ям диаметром 2-2,5 м и глубиной от 0,3 до 0,5 м. На территории поселения подняты фрагменты керамики макушинского этапа юдинской археологической культуры (10-13 вв.). Считается, что юдинская культура генетически связана с современными манси, точно так же, как предками русского народа являются восточные славяне.

Вообще, в течение тысячелетий, живя законсервированной жизнью, вдали от страстей цивилизации, кушая лосятину, медвежатину, оленину, сушёную и вяленую рыбу, витаминные ягоды, жуя смолу лиственницы, чтобы не потерять естественные зубы, кутаясь в собольи меха, древние уральцы - предки хантов и манси многого не знали. Не знали они и понятия «семья». Коротали век в полуземлянках, окопав жильё с десятком домочадцев глубоким рвом (земляной вал сам получался), оберегая женщин от умыкания, цепких рук притаившихся чужаков. Не хотелось терять и высушенные лисьи и горностаевые шкурки. Хозяином городища был «домовой коллектив», состоявший из брачных пар, кои вели совместное хозяйство. На чужую промысловую территорию не показывались. Всё добытое делили поровну. Несколько близлежащих городищ - филиальных локаций составляли посёлок - филиал тотемной общности, имевшей навечно собственное имя. Общности входили в одно из двух братств.



2. Река Исеть. Ключевские курганы.

Древних намогильных сооружений - холмов-курганов, определивших название одной из административных единиц Российской Федерации - Курганской области, на окраинах города Каменска-Уральского не замечено. Нет сообщений о курганах и в архивных данных. Курганы притягивают к себе не только своим величием и таинственностью, но и мечтою человека вмиг разбогатеть. Богатство курганных погребений связано с кочевниками. Хлебороб смотрит на землю, его радует взошедший колосок. Кочевник не спокоен, всюду что-то ищет, везде суётся, берёт, что плохо лежит. Сарматская знать, упокоенная в зауральской лесостепи, мало уступала в роскоши скифским вождям Причерноморья, и сенсационные находки уральских курганов ещё впереди.

К северу от Тобола всё меньше курганов, всё приземистее становятся насыпи. На широте верховий Нейвы и Режа угасают следы «поздних» сарматов. Могилы коренного угорского населения эпохи бронзы и раннего железного века менее помпезны или почти не заметны, сливаются с окружающей местностью. Сарматов сменяют их родственники - аланы. В раннем средневековье опять заявляют о себе шустрые наездники, дети степных просторов Азии – алтайские тюрки, оставив на земле Зауралья отметины в виде куполообразных насыпей на могилах угомонившихся предводителей.

В Лету канули века. Советская деревня обрела трактора и курганная группа у озера Тыгиш, о которой ещё до революции упомянул почётный дворянин уездного Шадринска, археолог Владимир Яковлевич Толмачёв, приказала долго жить. Небольшие курганы были верстах в пятнадцати от Каменского Завода, у села Рыбниковского, между озёрами Большой Сунгуль и Червяное. Курганы копал Толмачёв, но до него на курганном поле побывали «бугровщики», перемешав разбитые горшки с человеческими костями. Как правило, рядовые курганы благородный металл не содержат, но попадается бронза, медь, и найденные вещи искатели могильного золота продавали перекупщикам. Упоминал В.Я.Толмачёв и о курганах на реке Исети возле деревни Ключевской. Речь шла о деревне, основанной в первой половине 18-го века выходцами из села Смолинского. Деревня до сих пор имеет и другие названия: Смолята, Смолинские Ключики.

В своей юности, в туристских походах, я не раз и не два проходил мимо деревни, топтал ногами склоны трёх подозрительных холмов, но не предполагал, что именно об этих исторических буграх писал В.Я.Толмачёв. Ключ, на котором стоит деревня Ключи, впадает в реку Исеть справа, течёт в широкой долине, обе стороны которой высотой метров двадцать пять, при подходе к Исети, имеют холмистый рельеф, покрыты сосновым лесом. В июне 2009 года я внимательно осмотрел местность и нашёл, что «невразумительные» курганы тянутся одной линией по правому борту долины и представлены двумя типами насыпей. В северной группе курганной цепочки, ближней к реке Исети, находятся три кургана высотой до 1,5 м и диаметром до 35 м . Второй тип насыпей - курганы высотой 0,2- 0,3 м и диаметром до 6 м.

KurganayaGruppaKluchi min

Три таких насыпи имеется рядом с курганами первого типа. Курганный ровик нигде толком не просматривается. Южнее указанной группы, метров в пятидесяти, фиксируется три или четыре участка в древности «потревоженной земли». Возможно, здесь приютился «малый» грунтовый могильник. В курганах северной группы имеются следы старинных грабительских ям. Насыпи состоят из каменистого грунта, и раскопки курганов вручную не могли быть успешными. Сомнения, что найден археологический памятник, окончательно снял металлоискатель. Так, на участке предполагаемого грунтового могильника, на глубине 15 сантиметров, в почве, не содержащей культурных отложений, обнаружен бронзовый кельт, как мне пригрёзилось, «сейминского» типа...

В конце 19-го века, в низовье реки Оки - притока Волги, на Сейминской дюне и у села Турбино на реке Каме, найдены грунтовые могильники эпохи бронзы, в которых типы бронзовых и серебряных изделий не встречаются ни у одного народа: копья с втульчатым стержнем, кельты с геометрическим орнаментом, ножи, имеющие скульптурное навершие на рукояти. Раскопан могильник с таким же уникальным инвентарём и в Западной Сибири под городом Омском, у деревни Ростовка. Находки вызвали у археологов большой интерес, массу предположений и идей. Основные положения сейминско-турбинской проблемы, определившиеся к 1912 году, остаются дискуссионными и поныне: характер памятников, их культурная принадлежность, датировка и генезис.

Многие учёные связывают сейминско-турбинский феномен с сибирскими аборигенами, жителями лесостепных предгорных областей Алтая, которые, как полагают, были одновременно коневодами и металлургами, у которых плавка и обработка металла считалась почти божественной профессией, небесным даром. Приблизительно, в семнадцатом веке до н. э. металлообработка у сибиряков достигла своего апогея, со временем, внесла кардинальные инновации в бронзовый век Евразии. В основу металлообработки была положена технология тонкостенного литья. Зарождение новой технологии связано с догадкой использования сердечника, вставленного в полость двух-или многостворчатой литейной формы на определённом расстоянии от стенок литейной матрицы. Для литейщика техническая проблема заключалась в строгой фиксации сердечника внутри формы. В бытность дедовской технологии наиболее трудоёмкая кузнечная операция при отковке была связана с формовкой, например, втулки наконечника копья.

Вероятно первых, алтайские литейщики осчастливили своих соседей - охотников и рыболовов самусьской культурной общности, в которой ярким пламенем разгорелись два очага металлургии - среднеобский и среднеиртышский. От родного Алтая, в течение нескольких десятков лет, воинственные союзы коневодов, на своих выносливых лошадках, продвигались на закат солнца, через Урал, до реки Оки и дальше - до финских болот. Мигранты гибли в боях, растворялись в местной этнической среде, на пройденной территории оставляли в могилах оружие, отлитое из прочной сибирской бронзы. И найдено изделий, от Монголии до Финляндии, всего-то около пяти сотен экземпляров...

Уникальны не только типы бронзовых орудий, но и характер кладбищ воинов-металлургов, а поселений вообще не найдено, как не было в употреблении у коневодов и глиняных горшков, поскольку жизнь воинов была «в седле». Могилы грунтовые, без надмогильных насыпей. В могилах отсутствуют человеческие кости. Коневоды опасались, что неприятель может могилу разрыть и разбить останки погибшего воина, тем самым нанести ему непоправимый вред. В условных могилах оставлено металлическое, каменное и костяное оружие, которое являлось этническим «знаком» сибиряков. Найденный близ деревни Ключи кельт, имеет убедительные признаки для идентификации: прямоугольную форму, рёбра жёсткости, ограничивающие фаску, расширенное лезвие по сравнению с втулкой, орнаментальный декор в верхней части, в виде треугольников. Кельт находился в грунте, в воткнутом положении, и это характерно для погребального культа воинов - металлургов... Второй находкой у деревни Ключи оказался бронзовый наконечник сарматской стрелы из малоприметного кургана северной курганной группы. Артефакт находился в южной поле курганной насыпи на глубине 8 см. Обычно предметы вооружения сармата лежат на дне могильной ямы, рядом с костяком.

Kelt min

Ираноязычные савроматы или сарматы пасли лошадей, овечек и барашков в южноуральских степях, ревностно оберегая места водопоя. Долгое время у скотоводов царил матриархат и, бывало, сарматка посмотрит на покорного мужичину - соплеменника - как рублём подарит...

Всякие поползновения имеют причины. Так и засушливый, ксеротермический период, разразившийся в Зауралье в эпоху поздней бронзы, привёл к обмелению речной сети, усыханию, засолению озёр. Северная граница степи поднялась туда, где раньше была лесостепь. Кочевники потянулись со своими кибитками в прежде дремучие верховья Исети, Ревды, Пышмы. Засуха сменилась увлажнением, похолоданием, и сарматы вконец запутались, не зная куда податься ...

Былое присутствие в Зауралье неуёмных скотоводов можно уловить по немногочисленным курганам. Нередко соседство сарматских курганов и аланских подчёркивает генетическую связь кочевников. Невысокие, похожие на перевёрнутые вверх дном блюдца, сарматские курганы тянутся цепочкой, аланские - расположены по кругу. Найденный бронзовый наконечник стрелы - боевая частица сарматского колчана, ординарная вещь раннего железного века, датируется в пределах 2-1 вв.до н.э. Возможно, северная курганная группа является сармато-аланским могильником, и тогда верхняя граница его существования уходит в первые века нашей эры.



3. Река Исеть. Смолинское святилище.

Исследователь истоков русской истории А.А. Спицын считал, что археологических памятников нет там, где их не ищут. Действительно, когда на крыльях рвёшься в поиск, археологическое открытие носит закономерный, а не случайный характер. В полной мере это утверждение относится к Смолинскому святилищу - древнему культовому памятнику, найденному в июле 2009-го года. С детства не верилось, что чудесный уголок уральской природы - окрестности Смолинской пещеры не привлекал к себе древнее население края, не был для них заповедным. Святилища, на мой взгляд, от заурядного «жертвенного места» отличаются масштабной духовной значимостью для сравнительно больших, этнокультурных коллективов.

Святилище - поминальное место тотемных групп, имеющих своих прародителей и фратриального предка - единого для всех. Святилище – место, где чтилась связь поколений. Такое культовое место уникально, прежде всего, как исторический источник, связанный с внутренним, духовным миром первобытного человека...

Найденный памятник находится в 400-ах метрах на север-северо-восток от входа в Смолинскую пещеру, по линии основного направления карстовой полости, на правом берегу реки Исети, на высоте двадцати метров, в смешанном лесу, с преобладанием сосны. Местность вокруг неровная, покрытая, различного размера, карстовыми воронками и провалами. Вполне вероятно, что в этом районе находился выход или второй вход в пещеру. Видны здесь и следы добычи известняка в советское время.

Место обнаружения культовых фигур расположено на привлекшем моё внимание, едва заметном насыпном валу, тянущемся вдоль левого склона сухого узкого ложка, падающего в сторону Исети. В срединной части вала, приборным поиском, было обнаружено три местонахождения культовых фигур.

Ритуальный комплекс локализовать сложно: вероятно, к территории памятника относится вал и две неглубокие ямы у места находки «идолов», одна из ям - карстового происхождения. С правой стороны ложка, напротив места находки, имеются впадины, представляющие, возможно, заплывы ям - жертвенных домиков. Не заметно следов жертвенника и места, где совершались трапезы.

SmolinskoeSvyatiliche min

Площадь святилища равняется, приблизительно, 150 кв. м. Косвенное отношение к культовому месту могут иметь две горных выработки в извержённой породе, по правому берегу Исети, а также метрах в 150-и от памятника, выше по реке- две округлые насыпи диаметром до 7 м и высотой до 0,3 м. Небольшие насыпные холмики есть юго-западнее святилища.

Мало найти, но ещё и объяснить. Топографическое положение святилища, наверняка, обусловлено геоморфологической особенностью местности - каньонообразной долиной реки Исети, наличием мощного речного порога, присутствием карстовых образований и, главным образом, большой пещерной полости.

Святилища - поминочные объекты, места, где произошло рождение мифических тотемных предков, среди различного типа археологических памятников, очень редки. Как правило, внешних признаков святилища не содержат, не везде имеется и культурный слой. Например, не найден культурный слой ни под скальным навесом, ни под корнями сосны хранилища культовых фигур Азов-горы. Случайные, единичные находки «идолов» на горе Караульной у города Сысерти, на озере Карасьем у деревни Стариково, на обочине дороги у озера Тыгиш могут быть не связаны с культурным слоем. Три пункта с находками культовых фигур на Смолинском святилище также не содержат культурных отложений. Медные фигурки находились в гумусе среди каменистого субстрата на глубине 15-18 см от дневной поверхности. По мотивам и манере изображений поделки плоского литья Смолинского сакрального места имеют традиционно устойчивые черты, типичные для Среднего Зауралья - широкие хвосты птицевидных идолов, антропоморфизованные древовидные фигуры, «птичье наголовье» в виде бугорков или горизонтальных чёрточек на головах фигур и др. Вместе с тем, имеются и местные особенности: пантеон образов тотемных предков содержит антропоморфную фигуру с «косичкой», у «парящей» птицы, вместо клюв а- морда медведя. Доминанта образа прародителя фратрии Пор незримо довлеет над всеми фигурками святилища.

SmolinskoeSvyatilicheFigury min

Три фигуры менквов - духов охранителей братства Когтистого Старика, выполненных в образе человека-медведя, были вкопаны в грунт, стояли вертикально, подчёркивая особую значимость фратриального предка.

Пункт Первый, главенствующий, кроме древовидных полуобъёмных фигур менквов, имеющих наголовья - признак силы, содержал также образы двух тотемов горно-лесного Зауралья - сокола и, вероятно, лося. Здесь же хранился солярный символ - бляха.

Пункт Второй состоял из изображения предков двух тотемов лесостепной зоны Зауралья - ворона и гуся и пункт Третий представлен прародителем в образе барана одной из локальных филиаций зауральской степной полосы.

Культовое изделие своей формой и антропоморфным изображением напоминает каменные стелы западно-сибирской степи. В третьем пункте найдено крыло, принадлежавшее фигуре орла...

Датирующим материалом для Смолинского святилища являются найденные поделки плоского литья, изготовленные в каменных литейных формах, применявшихся на Урале в первой половине 1-го тыс.до н.э. Бляха из святилища, имеющая «петельку крестом», каменогорско-иткульского типа. Культовые фигуры данного облика, являлись образами тотемных предков локальных филиаций, входивших в протоугорскую территориальную общность братства Пор и населявших горно-лесные и лесостепные районы Среднего и Южного Зауралья с 7-го по 4-ый века до н.э. Под воздействие инокультурных групп, во второй половине 1-го тыс. до н.э., святилище было покинуто. Культовые фигуры Смолинского святилища в 2012 году сфотографированы сотрудником Свердловского областного краеведческого музея С.Н.Паниной и поступили в научный оборот.


 

4. Река Исеть. Окрестности пещеры Смолинской:

4.1. В конце 19-го века Смолинскую пещеру посетил Михаил Викторович Малахов - яркая вспышка на заре уральской археологии, громадная работоспособность и несправедливо коротко отмеренная лента жизни. Осталось не выясненным, какие следы первобытных людей не то в пещере, не то у пещеры были найдены молодым археологом. Раскольничий скит Михаил Малахов не застал.

При Николае Первом раскольников сживали со свету, и устроенный над Смолинской пещерой старообрядческий скит был местной полицией разогнан, деревянное строение сожжено. Факт полицейского разгула подтверждается найденным недавно серебряным обломком оклада иконы-складня «Всем скорбящим Радость». Невозможно не увидеть ямы от бывшего скита, но менее заметны сильно оплывший вал и мелкий ров, опоясывающие вершину горы над входом в пещеру. Вполне вероятно, что над пещерой в древности было городище, и с этим местом связано сообщение М.В.Малахова;

SmolinskyArheoKompleks min
4.2. О существовании «каменного кольца» на левом берегу реки Исети, ниже известного на Урале порога Ревун, мне давно было известно, но природная лень не давала возможности самому поглядеть на редкую выдумку древних. Для пращуров народа манси, для лесных обитателей, занятых охотой и рыболовством, ворочать камни было без надобности. Не так соображал другой предок мансийского народа. После съеденных кусков баранины, ковыряя веточкой в зубах, мысль полуоседлого угра-скотовода обращалась к подземным силам, к камням, «росшим» из-под земли, к бездонному небу, к ночи зажигавшему звёздную россыпь. Хотелось чего-то солидного, крупноблочного, чтоб никто не стронул, не утащил. Анимистичное сознание протоугра отражало веру в наличие души во всём сущем - в дереве, в камне, в металле, в воде и ветре, что одухотворённые каменные глыбы могут прислушиваться к обыденным просьбам, послужат защитой в мире ином.

В 2003 году, в Челябинской области, на речке Караболке, у совхоза Ново-Бурино я набрёл на жертвенное место, представленное группой менгиров и дольменом, а в расщелинах камней нашёл фрагменты керамики поздней бронзы. Намотав на ус, что надо бы поглядеть «каменное кольцо» на реке Исети, я об этом вскоре забыл.

Всё-таки, в 2011 году, я осмотрел «Смолинскую спираль», назвав каменную выкладку кромлехом. Новый памятник вполне к месту вписывается в археологический комплекс, состоящий из пещеры, святилища, наскального изображения. Кромлех находится на мысовидном выступе левого берега реки Исети, чуть ниже Ревуна. Относительно назначения и «хозяев» кромлеха свои соображения я высказал ранее. Добавлю в тему, что в 2011 году, на речке Караболке, у деревни Малое Кызылово, я обнаружил ещё один мегалитический памятник - каменную выкладку, этакий миниатюрный лабиринт.


4.3. Подивившись «каменной спирали», я уже не удивился, издалека заметив нечто напоминающее древнее наскальное изображение. В новую находку трудно было поверить, но, принимая во внимание, что каждый памятник, найденный в этих местах, взятый в отдельности, мало о чём говорит и присутствие в данном случае наскальных изображений только дополняет сакральную особенность местности, замыкает одиозность доисторического комплекса. Несомненно, что ценность любого открытия в наличии связующей нити явлений. Держать в руках древнюю вещь - волнительно, но увидеть перед собой наскальные изображения - значит окунуться в туманную атмосферу миропонимания автора рисунка, ощутить кожей, как прошлое смотрит на вас.

Разрушенный скальный отвес содержал жалкие фрагменты «писаницы». Вполне чётко отслеживается изображение котца и хвостуши. Точно такой же рисунок древних рыболовных сооружений имеется в Зауралье, на реке Реж, на Первой Бородинской скале. К счастью, не все наскальные изображения загублены человеческим невежеством или одряхлели от времени, и поиск «писаных камней» отнюдь не бесплоден. О недавно найденной неизвестной писанице речь попозже.



5. Жертвенное место Бродовское.

Стоянка древнего человека у горы Раструс, на левом берегу реки Исети, в черте города Каменска-Уральского исследовалась свердловскими археологами дважды - в 1948 году и в 1961 году. Здесь напирали на лопату сначала Елизавета Михайловна Берс, а затем - Владислав Евгеньевич Стоянов.

В экспедиции Стоянова опираться на лопату приходилось и мне. Напротив скал Семь братьев, на которых позднее, мы, каменские туристы, устраивали скальные тренировки, на террасе правого берега Исети, я показал В. Стоянову холмики, но бугорки не были могильными курганами, и место захоронений жителей поселения и сегодня неизвестно.

И всё-таки надежда «что-нибудь» найти не покидала меня. В скалах правого берега несколько неглубоких пещер. В одной из пещер органного типа, названной мною Рысьей, по найденной челюсти с острыми зубами, обнаружились расщепленные кусочки костяных стрел. Возможно, одна из залетевших стрел попала в задремавшую лесную кошечку. Значит, со стороны стоянки, в пещеры постреливали из луков и стреляли не от пустого времяпровождения.

Известно, что у некоторых народов пещера считалась матерью-прародительницей и т. п. С правым берегом Исети возник прецедент. В августе 2012 года, в поисках «кем-нибудь», какой-нибудь утерянной монетки, типа платы 1726 г.р. , я нашарил своим другом «Кощеем-18М» 2 копейки 1970 года. Мелькнула мысль найденное сокровище тут же вновь предать земле, но обнаружил, что потревоженный лопатой грунт - есть культурный слой, в котором, в изломе черепков, игриво поблескивал тальк. Фрагментов керамики, мелких и тонкостенных, набралось с чёртову дюжину. Шутки отставил в сторону, угадав, что топчусь на памятнике - явно культовом месте.

GertvennoeMestoBrod min

Напротив стоянки Раструс, правый берег реки Исети скалистый, рассечен глубоким логом. Место для обрядовых действий было выбрано в 200-ах метрах от Исети, на высоте двадцати метров над рекой, в верхней части лога, на относительно ровной травянистой площадке, слегка сыроватой, в полукруге белоствольных берёз. На жертвенном месте различимы очертания полуземлянки размером около 35 кв. м. Керамика находилась на глубине 18-и сантиметров в культурном слое, состоящем из плотного суглинка, перемешанного с золой и угольками. Мощность культурного слоя не превышает 12-и сантиметров. Фрагменты мелких тонкостенных сосудов типичны для посуды, служившей для питья крови жертвенных животных.

Датировка памятника исключительно по орнаменту двух черепков, затруднительна. Керамика, вне сомнения, древнеугорская, может датироваться в широком временном промежутке - от эпохи поздней бронзы до раннего средневековья. Аналогия орнамента черепков с керамическими узорами двухслойной стоянки Раструс не прослеживается.



6. Черемисский вал.

Ниже города Катайска, Курганской области - в прошлом богатого «хлебного» села, в окрестностях которого в дореволюционную пору роились группки любителей старины, копавшиеся в культурных слоях городищ и могильной земле древних бугров, на правом рукаве старого русла реки Исети, находится село Черемисское.

Село-как село: на половину обезлюдевшее от сталинского раскулачивания, вконец потерявшее крестьянский облик после хрущёвских экпериментов, с остатками разломанного храма, обмелевшей, текущей в новом русле рекой Исетью. Распаханы тракторами древнее городище и курганы, доживает свой век достопримечательность здешних мест - таинственный старый вал.

CheremisskyVal min

В 2-х км восточнее села Черемисского в синеву леса тянется мощная земляная насыпь. Вал сохранился фрагментарно, поскольку много лет разрушается местными жителями и вручную и с применением техники. Причиной нападения на вал является чернозёмная почва насыпи, применяемая для хозяйственных целей. В настоящее время высота вала 3 м, ширина в основании 30 м, протяжённость 900 м. Направление насыпи с северо-запада, со стороны реки Исети, на юго-восток, в сторону реки Течи.

В.Я. Толмачёв писал, что по рассказам местных жителей, вал начинался от реки Исети и через семь вёрст заканчивался у реки Течи, близ устья речки Мостовки. Вал полностью срыт на протяжении 700 м от реки Исети и в срединной своей части-километра на четыре. Несколько лет назад тракторами уничтожена и юго-восточная оконечность вала. Ранее я писал, что насыпь, предположительно, является оборонительным сооружением и, вместе с тем, частью огромного загона для скота в междуречье рек Исети и Течи. Вал можно условно датировать 6 веком н.э., а этническую принадлежность его строителей отнести к родственным союзам сармато-аланов.

 


 

7. Река Синара

7.1. Участок реки от деревни Слободчиковой до урочища Соляный Брод. Именно этот отрезок реки Синары содержит наибольшее количество памятников древности от периода бронзы до раннего железного века. Вместе с тем, местонахождение памятников, найденных ещё до революции, обнаружить сегодня не так просто: нет ни старых карт местности, ни планов памятников.

Uchastki reki Sinara min
Тем не менее, подъёмный материал в виде фрагментов керамики, костяных, каменных и металлических орудий из сборов В.Я. Толмачёва и Ю.П. Аргентовского указывает на перспективность археологического исследования реки Синары и её притоков - Караболки и Багаряка. В советское время археологических работ на Синаре почти не проводилось. Хотелось по весне, покачиваясь в лодочке, проплыть мимо исторических мест, взять на карандаш селища и городища.
Началом водного маршрута по Синаре в апреле 2007 года наметил деревню Слободчикову. Сплав по реке от моста, в точке пересечения Синары автомагистралью Екатеринбург-Челябинск, сразу отверг. В этом месте стояло крупное село Юго-Конёво, подвергшееся жуткому прессу печально известного восточно-уральского радиоактивного следа. Деревня Слободчикова оказалась «как бы» в стороне от ВУРСа. По прошествии полувека почти не тревожил пресловутый «полураспад». В верховье Синара оказалась быстрой речкой, с узким, извилистым руслом.
Уровень воды в реке устанавливают плотины села Воскресенского и села Тюбук. Лето впереди, а воды в Синаре кот наплакал. Воду, невыносимую для питья, создают стоки зловещего почтового ящика с ласковым названием - Снежинск. В 1957 году в одном таком «ящике» с кастрюли сорвало крышку, и часть уральского населения сыграла в ящик.
По правому берегу тянется «красный бор» - красивый сосновый лес, по-весеннему нахохленный и в меру радиоактивный. На окраине Слободчиковой, напротив старинного административного здания бывшей Красноборской слободы, на изгибе Синары, находится древнее поселение, открытое в 1901 году В.Я. Толмачёвым.

Gorodishe Slobodchikovskoe min
Площадь городища не более трёх тысяч квадратных метров. Поселение заезжено машинами и тракторами, здесь брали для строительных нужд бутовый камень, изуродован вал городища, культурный слой поселения наполовину содран до материка. Видны столетней давности любительские раскопы - две ямы на восточной, возвышенной части городища и одна ямина - на юго-западной окраине поселения. При осмотре памятника сапогом вывернул вещицу, оказавшуюся железной крицей серповидной трёхгранной формы, тридцати пяти сантиметров длины, одиннадцати сантиметров ширины и трёх сантиметров толщины.
Артефакт оказался тяжёлым, и я закопал его там, где нашёл. Вероятно, на городище занимались металлургией, как и на соседних каслинско-иртяшских поселениях. Кстати, найденная крица датирует городище серединой 1-го тыс. до н.э., и выплавка железной руды в это время характерна для иткульской археологической культуры...
Продолжаю плыть по Синаре, поглядывая на берега. Мельница Алыбина разрушена, русло реки поделено остатками плотины, вода с шумом устремляется в две протоки. Левый берег пологий, безлесный, удобный для выпаса скота. В прошлом вдоль реки тянулись пашенки. В 1913 году В. Толмачёв нашёл на одной пашне черепки, два жернова и кусок талька. Десятилетиями здесь никто не пашет, не перегоняет коровьи стада. Земля задернована, и что-либо найти не представляется возможным. На следующий день прохожу небольшое водохранилище. На месте бывшей мельницы купца Чеснокова насыпная плотина. Она связывает оба берега реки полевой дорогой, идущей из села Огнёвского в деревню Большое Кызылово.
На правом берегу, возле мельницы, было Чесноковское городище, но сейчас от городища остались ямы, из которых брали строительный камень.
С утра начинается, не предусмотренный мною, водный слалом. Русло реки резко сузилось, убыстрилось течение, повороты под девяносто градусов следуют один за другим. Если б не коварная частица «но» в русском языке, при наличии чистого русла, сплав получился бы замечательный, но вскоре я увидел и хатки бобров и запруды.
По берегам Синары, заросших ивой, тополем, черёмухой, возвышаются колоссы на глиняных ногах - высоченные высохшие осины с комлем, подрезанным зубами бобров. Много деревьев давно упало, перегородив русло реки. Говорят, что бобры, при появлении опасности, оповещают друг друга свистом или хлопками, ударяя хвостом по воде. Видимо, трудолюбивые зверьки, приняли меня за собрата, бросили работу и замерли от удивления. Считается, что бобры не только редкие ценные животные, но и твари полезные, поскольку очень положительно влияют на экологическое состояние водных и приречных жизненных пространств.
Между тем, мне приходилось покидать лодку посреди реки, лазать через плотины бобров - завалы из брёвен-топляков, веток, коры деревьев и песка. Преодолевая запруду - тащил на себе и снаряжение и «Уфимку-22». На сплаве особенно неприятно нагибаться под нависающими над водой ветвями «плакучих» ив, готовых вас ухватить и выбросить из судёнышка. А уж шапочку с головы обязательно сбросят. Людей по берегам нет, лишь иногда мелькнёт пятно от старого рыбацкого костерка.
Синара уткнулась в скалистый берег, ушла от него влево, сделав направо полукруг. Здесь, на повороте реки, памятник эпохи поздней бронзы - Каменногороское городище, найденное в 1897 году молодым археологом Владимиром Толмачёвым.
Памятник разрушен полевыми работами, но остатки земляного вала говорят о былой мощи укреплений и большой площади поселения. Среди находок, переданных В.Я. Толмачёвым в музей Уральского Общества Любителей Естествознания – каменных молотков, слитков красной меди, поделок из камня, кусков глиняной обмазки, значатся 710 фрагментов керамики. Жители городища лепили горшки, имеющие резко отогнутую шейку и выпуклые бока, украшали посуду крестово-струйчатым штамповым орнаментом. Такой тип орнамента учёным не был известен.
В течение десятилетий длился процесс накопления материала, и в 1960 году Е.М. Берс на Среднем Урале выделила гамаюнскую культуру, а в 1961 году К.В. Сальников для Южного Зауралья предложил культуру каменногорскую.
Оба археолога считали, что эти культуры не имели местных корней, что «гамаюнцы» и «каменогорцы» - этнический изолят на фоне аборигенных культур. Фактически речь шла об одной этнокультурной общности. На полвека растянулась учёная полемика. Один из уральских археологов утверждал, что мастера на все руки - гамаюнцы, появились в Зауралье в конце 2-го тыс. до н.э. с юга, через южно-уральский «проход». Безродное племя занималось скотоводством, коневодством, металлургией, обработкой камня и даже, в память о себе, оставило наскальные изображения.
Другой специалист доказывал, что гамаюнские племена - сибиряки, которые в эпоху бронзы мигрировали из Сургутского Приобья в Южное Зауралье. Однако, керамика с крестово-струйчатым орнаментом, определившим колорит гамаюнской культуры в целом, встречается в двух с лишним сотнях памятников от Южного Урала до северной реки Печоры.
Наличие огромного ареала с убедительным количеством открытых памятников, говорит не в пользу «сибирской» гипотезы. Мощность культурных отложений каменногорско-гамаюнских поселений не может подтверждать мимолётного пребывания «чужеродного» этнического элемента на уральской земле. «Гамаюн» втиснули в жёсткие рамки периодизации между межовской и иткульской культурой, дав ему смехотворное время на существование - от 7-го до 6-го века до н. э. Думается, что «гамаюнцы» - южно-угорская этнокультурная общность «кореннее» всех коренных. Автохтоны имели длительный контакт со степняками. От савроматов угры-скотоводы освоили лошадиную езду, не спеша передвигались вдоль восточных склонов уральского хребта, отыскивая и разрабатывая полезные ископаемые, ведя торговлишку металлом, получая из таёжного Зауралья пушнину, спасавшую в зимний холод от болезни и вымирания...
Гипотетически, каслинский, синарский, багарякский круг памятников, представленный небольшими по размерам городищами - как бы «семейного» типа поселениями, привязанными к местным месторождениям меди, олова и железа, указывает на основной вид занятий гамаюнской общности - горное дело и металлургию меди......
А мне надо поспешать. Погода стоит холодная, ветряная. Временами накрапывает дождь. Местонахождение «Чесноковская пашня» давно осталось позади: пристать к заросшим берегам при быстром течении не удаётся. В шестистах метрах от каменногорского городища, на пашне, в 1898 году, крестьяне нашли большой бронзовый наконечник копья 8-6 вв. до н.э., продали его В. Толмачёву. С неохотой, я проплыл мимо такого любопытного места. По-идее, надо бы по берегу прогуляться пешочком, но земля в округе давно не обрабатывается.
Здесь, визуально, в траве, в кустах, кроме гнезда какой-нибудь трясогузки, ничего не найти. До устья правого притока Синары - реки Караболки остаётся километра два. На каждом метре водной глади видны следы бурной деятельности бобров. Перед поворотом реки очередная звериная запруда. На выходе из затора, острый, как бритва, сучок топляка на двадцать сантиметров режет резину надувной лодки. Хлопок - и я по пояс в воде. Холода вешней воды не чувствую. Одна мысль - дотянуть до берега. Плыву на левом отсеке лодки, стараясь сохранить равновесие. Хватаю плакучую иву и, вместе с лодкой, пробкой вылетаю на пустынный берег. Вынужденная ночёвка.
На следующий день, не дожидаясь, когда подсохнет залатанный порез, со всем скарбом тащусь по бывшим колхозным полям к устью Караболки. Смотрю под ноги, в надежде увидеть глиняный черепок. Как правый, так и левый распаханный берег Синары, в рост человека зарос травой, скрывающей следы памятников. В районе слияния Караболки с Синарой Толмачёвым найден подъёмный материал у пашни «Двойная», на «старом мысу», у пашни «Низкая», «у ключа, против пашни Низкой». Сейчас с местной топонимикой не разобраться, где какая пашня была - никто понятия не имеет. Да и историю края приходится не выслушивать, а мне же местным старожилам и рассказывать.
Видимость существования многих уральских деревень создают дачные участки горожан. Снова сижу в лодке. На левом берегу остаются не осмотренными курганы, которых я засёк на спутниковом снимке. Воды в реке прибавилось. Домиков работяг-бобров, к счастью, не видать. Синара раздвинула берега, делает километровую петлю. В излучине реки урочище Соляный Брод.

Urochishe Solyany Brod min
В старину через реку шла дорога, по которой по деревням возили соль. Здесь Толмачёв обнаружил городище и три стоянки - Солянобродскую, «у обрыва», «у третьей пашни». В 1913 году на левом берегу Синары, на пахоте, геолог М.О. Клер нашёл восемь черепков эпохи поздней бронзы и три зуба животных.
Место, где находилось городище Солянобродское, я вычислил, но смотреть было нечего: вал и ров давно распахали, и трава по пояс. Подплываю к правому берегу, к пещере. В известняковом массиве три отверстия сходятся в одну камеру. В дыры свободно может пролезть человек. Длина карстовой полости метров восемь. Солянобродская пещера напоминает так называемые «Три пещеры» у города Каменска-Уральского.
Над пещерой, с вершины горы, красивый вид на долину реки Синары. Здесь позировал В.Я. Толмачёв. Он сфотографирован на фоне невысокого кургана в полувоенном обличье и неизменных яловых сапогах.
На горе курган не единственный, я насчитал ещё семь малоприметных насыпей, в трещинах скальных обнажений нашёл черепки посуды гамаюнского типа. В 300-ах метрах от Солянобродской пещеры, ниже по правому берегу Синары, В. Толмачёвым отмечено городище Скалистое. На всхолмленном, заросшем сосняком и кустарником, скалистом участке берега, небольшой вал, покатая площадка, где, вероятно, жили люди. Ближе к реке, по склону, ямы неизвестного происхождения. Посещением сих мест остался доволен, хоть лодку я проклеил не качественно, и пришлось до железной дороги добираться пешком.
7.2 Река Синара от Соляного Брода до урочища Белый Яр.

Gorodishe Bely Yar min
Из деревни Усть-Караболка по правому берегу реки Синары, мимо Соляного Брода, издавна шла дорога в башкирскую деревню Карино. Дорогой давно не пользуются, она почти не просматривается через лесную поросль. По сведениям, здесь где-то должно быть городище. Синара уходит в сторону, влево. Когда-то, на левой стороне реки, стояла деревня Сигрян. На высоком правом берегу, в одном месте, нечто похожее на вал, но уверенности нет, то это следы поселения. Возле Карино, в старину, местные жители находили черепки «поливной» керамики и золотоордынские монеты. В одном километре ниже автомобильного моста, на правом, коренном берегу реки Синары, фиксируется четыре заплыва ям землянок и насыпь типа курганной, высотой 0,4 м и диаметром 18 м. В этом же районе, напротив места впадения безымянного ручья в реку Синару, на правом берегу ручья, мною обнаружены три заплыва ям землянок. Ниже по течению Синары находится посёлок Усть-Багаряк, до советских времён состоявший из двух мещеряцких деревень - Новой и Нижней. Потомки прежних жителей совершенно отатарены. Название посёлка не совсем удачное, так как до устья реки Багаряк ещё добрых три километра.
На левом берегу реки Синары, километром ниже посёлка, почти напротив устья ручья Яукурган, находится так называемый Махади-таш - «камень святого». С виду - это четырёхметровой высоты трещиноватая известняковая скала среднего карбона, на которой выделяется отпечаток безобидного моллюска или раковины, величиною с добрый крестьянский лапоть. Кстати, в старое время, жители села Зотинского тоже чтили отпечаток «руки», на самом деле - обычную окаменелость на одной из скал реки Багаряк.
Ниже по Синаре виднеются окопы времён Гражданской войны. Битв здесь не было, но стрельба, в том числе и орудийная, была. В локальной братоубийственной стычке жертв не миновали.
Река делает несколько петель, правый берег труднопроходим, изрезан оврагами, зарос лесом, кустарником. Путь только по левой стороне реки. Дорожка через сплошной березняк выводит к урочищу Карнаевская мельница. На правом берегу возвышаются сильно разрушенные временем известняковые скалы. На обоих берегах, на Старом и Шайтанском руднике, с 18-го века добывали железную руду. Добыча железа продолжалась и в годы первых советских пятилеток. В тенистую прохладу правого берега и ныне устремляются любители «кое-чего» более интересного, чем прозаическое железо.
За полкилометра до устья реки Багаряк, в 150-и метрах от реки Синары, на левом берегу, имеется холм природного происхождения, высотой до пяти метров и диаметром метров семьдесят. На западной стороне бугра заметны остатки вала и рва, а на северной стороне - две округлые ямы. Вероятно, на холме было городище. На противоположном берегу Синары находятся заросшие травой ямы от специального поселения Шайтанка, где гнули спину «враги народа». Ниже впадения реки Багаряк, возле окраины деревни Чайкино, на Синаре стояла мельница. Метрах в двухстах от этого места к реке примыкает лог, в котором чистый холодный родник. За мостом железной дороги Каменск-Уральский - Челябинск, на правом берегу Синары Камень Воротный с двумя пещерами. Здесь «пресмыкается» дружелюбное существо с двумя жёлтыми отметинами на голове - уж.

Kamen Vorotny min
На вершине скалы виднеется небольшой холм с ямой посредине. Скалы левого берега Синары оказались в зоне известнякового карьера, взорваны. На одной из скал были древние рисунки. На опушке леса, возле начала дороги из села Окулово в деревню Иксанову, видны следы добычи железной руды. Добывали руду для Каменского завода. На землях деревни Потаскуевой был курганный могильник. На фотографии, случайно мною увиденной, виднелись едва различимые на пашне курганные насыпи. На фоне берёзового леса выделялись фигуры ребят-подростков. Как мне стало известно, на поле искали черепки древней посуды школьники из города Каменска-Уральского.
Снимок был сделан в конце 50-х годов во время туристского похода юных следопытов. К сожалению, локализовать местонахождение памятника так и не удалось. За деревней Чернушкой, по правому берегу Синары, в берёзовом лесу, десятки ям. Любители минералогии, рискуя свернуть себе шею, спускаются в ямы за агатом. Немногим дальше этого злачного места, берег Синары носит название Иванушковой горы. Напротив горы, левый берег реки является территорией громадного каменного карьера. Городище на Иванушковой горе я нашёл в 2012 году. Верхнюю часть горы опоясывает небольшой ров и вал с двумя выходами из городища. На территории поселения и за его пределами имеются заплывы ям землянок. Площадь городища около 8 тыс. кв. м.

Gorodishe Ivanushkova gora min
Подъёмный материал отсутствует. Кстати, правый берег Синары от деревни Чернушки до Иванушковой горы с обнажениями кварцевого порфира, к которым приурочены редкие растения - вудсия альпийская, многоножка обыкновенная, гусиный лук жёлтый, чемерица Лобеля и др., объявлен 05.02.2001 г. памятником природы регионального значения . Здесь велено ходить на цыпочках.
Перед Зыряновским, на высоте восемнадцати метров левого берега Синары, имелся небольшой одиночный курган. Памятник в 1955 году нашёл челябинский археолог В.С. Стоколос. В 1958 году я, двенадцатилетний пацан, сидел рядом с безымянной могилой, размышляя своим скудным умишком о вечном и преходящем. Года два назад, на месте кургана я «зафиксировал» квадратную яму. Напротив села Зыряновского, по левому берегу реки Синары, тянутся заросшие травой окопы 1918 года. В окопах отлёживали бока «белые», а «красные» прятались по сельским гумнам. Кстати, в осыпях левого берега Синары, против церкви, ещё до братоубийственной войны, краевед В.П. Бирюков находил черепки лепной посуды.
Владимир Павлович Бирюков - историк, языковед, исследователь устного народного творчества Урала, вместе с В.Я.Т олмачёвым, в 1913- 1914 годах, копал на реке Миасс Бакланский детский могильник. Бирюков, иногда в одиночку, бродил по берегам Исети, Синары, Каменки в поисках стоянок доисторического человека. В Шадринске, Владимир Павлович имел фамильный дом. Сарай возле дома был забит ящиками с черепками древней посуды, старинными книгами, журналами, какими-то документами. Краевед собирал даже выброшенные на улице письма - живой отголосок времени, исторические свидетельства человеческих взаимоотношений...
Зажиточная Зырянская волость выделялась удивительно красивой Введенской церковью, построенной в 1846 году, каменными постройками и торговой площадью, прочными деревянными мостками через реку Синару.
Исстари было известно о «чудском городке» в одной версте от церкви. Сельская молодёжь иногда прогуливалась возле городка, сидела на земляном валу, а одна девица обронила с руки серебряное колечко...
Оставив своих спутников - Козлову и Миндубаева сторожить старую «полуторку», Стоколос без особого труда нашёл древнее городище.

Gorodishe Zyryanovskoe min
В двух заложенных шурфах оказались косточки животных и черепки посуды раннего железного века, схожие с воробьёвско-иткульской керамикой. В 2001 году возле Зыряновского городища, при более тщательном осмотре, мною найдена керамика эпохи бронзы, пять курганов высотой до 0,4 м и диаметром 6 м и группу искусственных насыпей курганного типа. Даже при удачной разведке самонадеянно думать, что поиск исчерпан. Вниз по течению Синары справа темнеют ямы от изб деревни Горушки или иначе - Сергиной. По левому берегу тянется, ощетинившись бурьяном и крапивой, жилая деревня Борисова, бывшая – Никитина... В Борисовой родился Филипп Голиков, в восемнадцать лет - уже коммунист, круглоголовый, мордастый боец Первого Крестьянского коммунистического полка, созданного в 1918 году в селе Катайском. Голиков, с сермяжной непосредственностью, жал на гашетку, метал пули в «белую» сволочь - по пять выстрелов в секунду, вышел в сталинские генералы. Будучи «главным разведчиком», в тревожные предвоенные месяцы 1941 года, преподносил Сталину лакейские заверения о якобы преувеличенной немецкой угрозе. Голиков и во сне выкрикивал «агитки», типа «пролетарии всех стран, соединяйтесь!», вылез в крупные политработники, при Хрущёве получил маршальский мундир...
У деревни Марай, на правом берегу речки Марай, стоял деревянный крест, и место называлось Крестик. Ничего примечательного. От середняцкой Даньковой жалкие развалины: все соки из деревеньки выжаты коллективизацией. На противоположном берегу реки - Верхнеключевская, раньше состоявшая из двух деревень - Верхних и Нижних Ключиков. На реке стояла мельница. Между бывшей деревней Булыгиной и деревней Ярки река Синара делает большую петлю.
Весной, на булыгинской отмели валяются, вымытые водой из береговых круч, «бесхозные» мамонтовы кости. Деревня Ярки исчезла давно: в 1958 году я видел её развалины. В обнажениях берега, можно найти черепки древней посуды. Неподалёку от устья Синары, правый берег сложен из мощного пласта белых глин, мыс Белый Яр заметен издалека. На мысу - городище, в научной литературе именуемое почему-то «Никитинским».
Первым здесь побывал, ещё до революции, краевед из Катайской волости П.Ф. Первушин, а в советское время группа товарищей решила, что здешняя керамика всё-таки иткульского (воробьёвского) типа.
Почти в центре древнего поселения видна яма от хлебного амбара Петропавловского монастыря. Местонахождение монастыря пока не известно. Ищем.

 


8. Река Караболка

Правый приток реки Синары, до десяти метров ширины, мелкая, быстрая, в устье имеет высокие, скалистые берега. В долине Караболки облик местности лесостепной, возле впадения в Синару имеется большой участок густого смешанного леса. Вода в реке для питья не пригодная с послевоенной поры, с появления «почтовых ящиков». Археологическое исследование реки Караболки, ограниченное сбором находок с поверхности и разведывательными раскопками, было проведено в 1914 году В.Я. Толмачёвым. Им зарегистрирован ряд памятников в нижнем течении Караболки.
В советское время шире было поставлено изучение памятников эпохи бронзы - селищ и курганов «андроновской» этнокультурной общности. В 1948 году К.В. Сальников произвёл раскопки поселения Ново-Бурино площадью 14 тыс. кв. м., челябинский археолог раскопал также несколько курганов Больше-Караболкского и Ново-Буринского могильников.

Gertvennoe mesto Novo-Burino min

В 90-е годы свердловские археологи исследовали Большеказакбаевский курганный могильник раннего железного века. Не так давно курганы гороховской культуры полностью раскопаны или снесены тракторами. В начале 50-х годов совхоз Буринский поставил на довольствие полувоенных работников оборонной сферы, разместившейся кое-где неподалёку. Московским было снабжение совхозного посёлка. Голодная округа постоянно навещала «хлебосольный» совхоз, но район посёлка Новобурино интересен и для научного изучения. Как видно, детальной археологической разведки здесь не проводилось. Выше посёлка Новобурино, у речной плотины, по правому берегу Караболки на площади 300 кв. м находятся камни-мегалиты.
Несколько мегалитов представляют собой вертикально поставленные глыбы извержённой породы высотой до 1,5 м, подтёсанные, округлые; другие- плоские плиты, образуют шатрообразные постройки; в трещинах, между плит залегает жирный на ощупь гумусный слой с фрагментами керамики «замараевского» типа, а также косточки животных, угольки. Рядом с культовым местом находятся два заплыва ям землянок.
О существовании на Урале древних мегалитических сооружений севернее города Челябинска сообщений не поступало. Отдельно стоящие камни - менгиры, каменные кольца - кромлехи, указывающее места погребений, характерны для степных районов Южного Зауралья. Сплошные каменные «выкладки» на могилах эпохи бронзы имеются на озёрах Челябинской области, например - Аргази, Урефты, Аллаки и др.
Небольшой камень устанавливали на средневековом кургане кочевника. Жертвенное место Новобуринское, состоящее из менгиров, дольмена и жертвенника, найденное мною в 2003 году, можно условно датировать «поздним андроном» - 8-7 вв. до н. э.
В 2011 году, на северной окраине пос. Новобурино, на правом берегу реки Караболки, я нашёл каменную выкладку культового характера. Рукотворное происхождение загадочного лабиринта не вызывает сомнения: камни (базальт) подобраны примерно одинаковой величины - 25х20х15 см, вкопаны на глубину 15-20 см в глинистый материк на одинаковом расстоянии друг от друга.

Kultovaya kamennaya vikladka min
Сакральность памятника подчёркивается расположенным рядом, в сотне метров, Больше-Караболкским могильником, насыпи которого сняты боевыми друзьями-тракторами. Научные раскопки «лабиринта» могут как-то прояснить картину. Далее, вниз по Караболке, на правом берегу, виднеется христианский погост, а немного подальше - старинное мусульманское кладбище.
У дороги, слева, перед въездом в деревню Большую Кызылову, небольшая возвышенность, где растёт «святая берёзка». Место это было раньше огорожено. Старики-башкиры поклоняются берёзе, приносят ей дары. На левобережье Караболки, ниже Кызыловой, выходы гранита, есть редкие минералы - опалы.
В урочище Монашки и Пулькино болото в старину мыли золото. У деревни Чёкурово имеется городище, одиночный курган, разграбленный в незапамятную пору, остатки монастыря. Большую группу курганов, о которых в 1912 году писал В.Я. Толмачёв, сравняли с окружающей местностью стальные колхозные богатыри. Один из курганов этой группы в 1887 году раскопал граф Ф.А. Уваров. В песчаном чернозёме могилы нашли только бусы и железные обломки.
Первый в России чёрный копатель, он же - исследователь мерян - народа, жившего по всему среднему Поволжью, предков черемисов, которые, как считает народная пословица, «от мокра завелися». Он же - создатель Исторического музея в Москве, он же – граф Алексей Сергеевич Уваров привил интерес к археологии своей жене Прасковье и своему третьему сыну - Фёдору.
В отличие от отца, Фёдор Алексеевич был менее удачлив - как и на Караболке, скудными оказались находки из курганов возле озера Багаряк... Ниже деревни Усть-Караболка правый берег высокий, зарос сосной, берёзой, осиной, колючим боярышником, кусачим шиповником, разделен сухими логами на пять береговых гряд - «гор», по определению В.Я. Толмачёва.
На этих грядах видны невысокие курганные насыпи, заваленные стволами упавших деревьев, нарушенные полосами лесопосадок. В. Толмачёв в разведочных шурфах, среди погребального инвентаря, находил бронзовые бляхи. Подобные украшения солярной символики нередко встречаются при раскопках гамаюнских поселений. На третьей гряде находится городище с высоким двухметровым валом и заплывами ям землянок. В осыпях берега, на территории поселения, мною обнаружена гамаюнская керамика. Кроме черепков, найден бронзовый наконечник сарматской стрелы, погнутый пополам, вероятно, при ударе стрелы о камень.

Gorodishe Ust-Karabolskoe min
Очевидно, дружбы до гробовой доски между гамаюнским населением и сарматами не было. Языки-то разные, лучше было разобраться на кулаках. Гамаюнское Шайдурихинское укреплённое поселение на реке Аять, раскопанное в 1959 году Е.М. Берс, несёт явные следы сарматского разорения. «Гамаюн» растворился во второй половине 1-го тыс. до н.э. в среде братских угорских территориальных общностей - так мне представляется.

 


 

Река Багаряк:

Левый приток реки Синары, имеет своим началом невеликое по величине озеро Багаряк, размером два на полтора километра. Вокруг тянутся труднопроходимые леса. Заболочен северный и западный берег, топкая и долина реки Багаряк. С юга маячат горы Лешачья и Волчья, с выходами извержённых пород на своих склонах. Восточный берег озера возвышен и сух. По преданиям на озере жила «чудь». Здесь, на опушке леса, к юго-востоку от деревни Космаковой (Казариновой) в 1881 году М.В. Малахов открыл четырнадцать курганов, которые тянулись цепочкой с запада на восток. Некоторые курганы попали под крестьянский плуг.
Один из раскопанных курганов, вероятно, является сарматским, поскольку в женском погребении череп молодой женщины деформирован. Найдены шаровидные бусы, медный перстень и медный браслет, глиняный сосуд, кремнёвый и костяной наконечник стрелы. Возле озера Малахов нашёл литейные формы из талька для изготовления человекообразного идола типа адуйского.
В разное время по берегам озера сделаны различные находки: из курганных погребений - медные бляхи, бронзовые бусины и глиняные бусы, окрашенные в зелёный, синий, красный цвет. На пашне - шейные дужки (гривны), височные кольца; в лесу, на горе - медный сосуд с округлыми боками и узкой шейкой и др. ... Потянуло и меня взглянуть на «чудское» озеро.
Нет, на дворе стоял не 1881 год. Последние три избёнки деревни Космаковой трещат под натиском времени. Приезжие таджики, как темнокожие невольники, копошатся на стенах «недоскрёбов». Враз проклюнувшиеся уральские богачи уцепились за всю округу - земельку, озерко, леса и болотца, белый свет заколотили досками, с неприязнью поглядывают на пришельца. Ямы от раскопанных сарматских могил завалены бытовыми отходами. Загажены, затоптаны окрестности озера. Интереса находиться здесь - никакого.
На протяжении километров тридцати от озера, река Багаряк едва ли исследована вообще. Археологические памятники - поселения и места древних захоронений выявлены от слияния речки Боёвки с Багаряком - и до его устья. На этом отрезке реки я насчитал девять городищ, четыре селища, две курганные группы, одно местонахождение и одну случайную находку. Древностями реки Багаряк интересовались учёные 18-го века П.С. Паллас, И.И. Лепёхин, в конце 19-го - начале 20-го века - уральские археологи- М.В. Малахов, Ю.П. Аргентовский, В.Я. Толмачёв, историк В.П. Бирюков. В 70-е годы здесь трудились свердловчане. С В.А. Борзуновым я имел шапочное знакомство, он специализировался по поздней бронзе, занимался «гамаюном». Мне был лучше знаком В.Т. Петрин, искавший следы палеолита под скальными навесами реки Багаряк, в пещерах Южного и Северного Урала...

Gorodishe Usmanovskoe min
Помнится 1959 год. Наша группа школьников-туристов из Каменска-Уральского, к вечеру подошла к деревне Боёвка. Не слышен лай собак, избы брошены, огороды заросли крапивой. В позапрошлом году уральцы были встревожены «каким-то атомным взрывом» в Челябинской области на заводе, под озером, и что некоторые деревни выселены, колхозный скот пострелян. Партийная верхушка и не думала прояснять для народа картину происшедшего: «знать не положено». Авария 1957 года не была первой на Урале, для руководства неожиданной, и уровень радиации замерять научились.
Радиоактивный след прошёлся и по Каменску-Уральскому - третьему по численности населения городу Свердловской области, но о радионуклидах и прочих мелочах стало известно тридцать лет спустя.
После ночёвки, наутро, мы разбрелись по карьерам, где когда-то добывали флюорит, графит и прочее. В лесу увидели табличку, которая нас озадачила. Знаков радиоактивной опасности раньше встречать не приходилось.
Через полчаса с этих мест нас как ветром сдуло. Мало было расстройства от саднящей жалости к погибшим прошлой зимой на Северном Урале девяти студентам Уральского политехнического института, так ещё угораздило нас ночевать на радиационном следе. Через пяток лет идти на службу в армию, а от проказ военных мутило душу. Нет, хорошо было, этак в году одна тысяча девятьсот тринадцатом. Например, копать Боёвское городище, под мычанье деревенских бурёнок, кряканье уток, кудахтанье кур. Не спешными раскопками, в ту пору, занимался Толмачёв, в содружестве со своим земляком - Аргентовским. Найденный материал - сто шестьдесят пять фрагментов керамики, семь пряслиц из глины, изображение человека из кости, относился к первой половине 1-го тыс. до н.э. ...
В селение Багаряк, в ожидании попутной машины, наша шатия-братия искупалась в реке под старинным каменным мостом, снисходительно окинула критическим взором строгие очертания Вознесенской церкви...
Слобода Багаряцкая появилась в 1688 году, когда Русским государством управляли два несмышлёныша - царевичи Иван и Пётр Романовы, а также их стервозная сестрица - царевна Софьюшка. Встав на пересечение дорог, в окружении несметных минеральных богатств, селение Багарякское сумело возвыситься при Советах до уровня районного центра но, после кыштымского взрыва 1957 года, через пару лет, обращено в заурядное село Каслинского района Челябинской области. Изначально не находилось людей, которые взялись бы осваивать природные сокровища багарякско-синарского региона. Вообще, на Урале богатств - куда ни глянь, поэтому глаза разбегаются, и хватают то, что лежит под боком. Первопоселенцы, прибывшие с верхотурских земель, озлобленные от собачьего одиночества - бобыли и прочий люд, обиженный жизнью, обрели в здешних краях успокоение, новую родину.
По началу, приходилось отгонять от слободы башкирцев, раздувавших щёки, заявлявших свои права на землю. Позднее, возникли трения с заводчиками Турчаниновыми, которые постоянно приглашали на бесплатную работу, наступали на крестьянские мозоли.
Ещё до появления Екатеринбурга, от Казанской тропы, от Уральского тракта, за озером Большие Аллаки, шли дорожные отвороты на Багарякскую слободу. Конкурируя с появившимся в 1705-1707 годах почтовым трактом Уктус - Каменский Завод – Архангельское - Шадринский городок, с Южного Зауралья, на север, через леса и болота, мимо озёр Островистое, Щучье, Карасье, пересекая реку Сысерть, шла Багарякская дорога на реку Исеть, через село Арамиль на Уктус.
В эту дорогу вливались слева, справа дорожки из зауральских деревень. Ближе к зиме, когда болота промерзали, интенсивность движения возрастала, по дороге, туда-сюда, шмыгали обозы с разной поклажей... За селением Багаряк, река входит в полосу осадочных пород, разорванных на отдельные скалистые гряды. Ввиду особенностей геоморфологического строения местности, отсутствия стабильных подземных водотоков, карст не получил здесь сколько-нибудь заметного развития. Пещера Вестковой горы у села Зотинского была осмотрена во второй половине 18-го века известным путешественником, академиком И.И. Лепёхиным. В 1911 году схематичный план пещеры снял В.Я. Толмачёв: вход четырёхугольный, высотой четыре метра, от входа коридор тянется вглубь известнякового массива и, на двадцать девятом метре от входа, пол смыкается с потолком - только и всего-то. Тем не менее, Зотинская пещера, как хранительница подземных тайн, тысячи лет привлекает человека. Не так давно, спелеологи-любители, убрав глину и камни, удлинили карстовую полость до пятидесяти восьми метров. В молодости, слышал от стариков села Зотино, что под пещерой имеется озеро. На горе, над пещерой, находится Лепёхинское городище. Необходимо заметить, что основная часть багарякских городищ - гамаюнские. Концентрацию поселенческих комплексов на сравнительно коротком отрезке реки Багаряк, можно объяснить наличием местной рудной базы. О древних медных рудниках - «чудских копях», упоминал П.С. Паллас. На Багаряке залегает редкий минерал касситерит- оловянный камень. Сплав меди и олова даёт бронзу - металл более прочный, чем медь. В 6-ом веке до н. э. эпоха бронзы подошла к завершению, о себе заявил ранний железный век.

Reka Bagaryak min
На финальные этапы черкаскульской культуры, подвернулась речка Межовка. В реку Багаряк, ниже Вестковой горы, слева впадает пятикилометровой длины речка, которая являлась границей размежевания сельских угодий. Правый, покатый берег речки в старину распахивался, и на пашне В.Я. Толмачёв нашёл черепки древней посуды. Позднее, на Межовке побывал К.В. Сальников, установив, что здесь находилось селище заключительной фазы «черкаскуля». Орнамент посуды селища, в сравнении с черкаскульской культурной традицией, оказался проще, беднее - небрежно выполнены ромбы, ряды насечек, заштрихованные ленты. По ряду других характерных черт и особенностей, в 1976 году Межовское селище становится эпонимным памятником эпохи поздней бронзы, В 2011 году, на левом берегу реки Багаряк, между деревней Усмановой и деревней Колпаково, в 1,6 км от Колпаково, я осмотрел «чудские копи», точнее - место, где они были.

Chudskie Kopy min

В 18-ом веке здесь действовал небольшой медный рудник. Примером, когда найденная в древности медная руда продолжает разрабатываться, является знаменитое Гумёшевское месторождение у города Полевского.
Отатаренная мещеряцкая деревня Усманова стоит в красивой излучине Багаряка.

Derevnya Usmanova min

Раньше эта деревня называлась аул Осман. На северо-западе от «аула», в лесу, видны ямы от Старого железного рудника. На правом, скалистом берегу реки, в 1,2 км выше юго-западной окраины Усмановой, мною обнаружено селище. Напротив памятника, на левом берегу, располагаются домики бывшей базы отдыха. Поселение площадью 1,5 тысячи квадратных метров находится на вершине скального известнякового массива, на высоте тридцати метров над рекой, на относительно ровной площадке, почти лишённой древесной растительности.

Selishe Usmanovskoe min

С юго-запада на северо-восток цепочкой тянутся округлые впадины от жилищ, вероятно, каркасного типа, глубиной от 0,3 до 0,6 метра, диаметром 3-4 метра. В трещине скалы найден фрагмент керамики, предположительно, эпохи бронзы. Также, в 2011 году, возле деревни Усмановой обнаружено городище, возможно, раннего железного века. Памятник находится в 250-300 метров от восточной окраины Усмановой, на слегка покатом левом берегу реки Багаряк, на высоте 18-и метров.

Usmanovskoe Selishe min

Вал городища, протяжённостью 85 метров, северным концом упирается в глубокую лощину, южным - в обрывистый берег реки. Вал оплывший, его высота 0,5 метра, ширина 2 метра. Глубина рва 0,5 метра, ширина 1,5 метра. Площадь памятника около двух тысяч квадратных метров. Возле южной оконечности вала имеется яма размером 7х5 метра, глубиной 2 метра. На месте ямы, вероятно, была землянка, из которой, в сторону реки вели два выхода. На территории памятника фиксируются две впадины диаметром 4-6 метров и глубиной до 0,3 метра.


 

9. Река Суварыш

левый приток Исети, вытекает из озера Вавилово, лежащего в тридцати километрах севернее знаменитого городка Далматово, своим названием напоминающего тёплую Адриатику. Река собирает воду чистых ключей и речек, протекает в лесостепной местности возле сёл и деревень, связанных с историей Далматова Успенского монастыря, с русской колонизацией исетского края. Километров за восемь до впадения в реку Исеть, река разделяется на русло и левый рукав. Геоморфологический облик дельты Суварыша имеет ряд особенностей - песчаные гривы, заросшие лесом, островки-останцы в виде холмов, возвышающихся над поймой метра на три-четыре, а также округлые впадины значительных размеров, в которых держится вода и растут травы. Весной, половодьем, заливается долина реки, создавая непреодолимую преграду для путника. Возле бывшей деревни Притыка, при Советах получившей звучное название Красноисетское, Суварыш неспешно вливается в Исеть, разбавляя радиоактивные воды от запоганенной красавицы Течи. В петровское время через Суварыш прошёл почтовый Исетский тракт, а раньше, со стороны Шадрино, богомольцы, торговые и служивые люди добирались до Далматовской обители чёрной дорогой через монастырскую деревеньку Нижнеярскую (позднее - село Нижний Яр). Близ Нижнеярской имелся речной пост, наблюдающий за прибывающим людом в монастырские владения. На реке стояли лодки и деревянные разборные мостки. В первой половине 18-го века монастырь установил на Суварыше редкую, для той поры, трёхъпоставную мельницу. Замечательные чернозёмы, луговые травы, рыбье царство речных заводей, звериное и птичье раздолье, кормовое подножье шептало человеку: «живи да радуйся». Не чурались суварышской благодати и в древности. Жизнь людей в низовье Суварыша прослеживается от неолита до средневековья: стоянки, селища, городища, курганы. Поселения подверглись распашке, в «могилицах чуди» успела пошарить смелая рука золотоискателя. Профессор А.А.Спицын говорил, что в допетровское время, русское население Южного Зауралья за своё 50-55-летнее пребывание, разграбило почти все курганы. С 1712 года, с официального разрешения, проводились раскопки уральских и сибирских курганов отставным драгуном Михаилом Слободчиковым «со товарищи». Встревавший во всё и во вся, в 1882 году, на берегах Суварыша, с безразмерной лопатой в руках, с бумагой от Императорской Археологической комиссии в кармане, появился далматовский депутат А.Н. Зырянов. Бумага разрешала порыться в земле. Книголюб и вольнодумец, ни с кем и ни с чем во всём не согласный, претендент на тюремные нары, Александр Никифорович Зырянов - от природы человек не равнодушный, не мог пройти мимо окопов, ям и бугров....

Считается, что русская археология возникла как коллекционирование «древних редкостей», «достопримечательностей», «раритетов». Страсть к коллекционированию переросла от предприимчивости отдельных кладоискателей в специальные раскопки в местах, обещавших богатую добычу. Романтических деятелей особенно интересовали курганы Причерноморья.
Скифских могил немало и в Зауралье. Копали и городища, но, как и в курганах, на поселениях гонялись за вещами. В учёном и неучёном мире сложились свои приёмы раскопок, своя «бугровщицкая» терминология. К таким терминам относились, например, «заколы» - трещины, образующиеся от оседания насыпи в яму или «подбой» - приём раскопок, когда, удавалось отвалить большую глыбу земли и др. При министерстве двора в 1859 году была создана особая Археологическая комиссия, которая имела целью разыскание и охранение предметов древности. Ещё в 1850 году министр внутренних дел граф Л.А. Перовский, предложил любителю древностей графу А.С. Уварову произвести раскопки в древнерусских областях. По подсчёту Уварова, с помощью двух сотен нанятых землекопов, за четыре года, с 1851 по 1854 годы, было разрыто семь тысяч семьсот пятьдесят семь курганов суздальской земли. По словам А.А. Спицына «Суздальская область была основательно очищена от курганов», что стало невозможно найти хотя бы одну нетронутую насыпь. При поступлении в Румянцевский музей вещи оказались обезличенными, представляли беспорядочную груду материала. Даже в начале прошлого века, в России происходила погоня за дорогими вещами южнорусских курганов, не смотря на существовавшую в это время в государствах Западной Европы новой методики полевых археологических исследований...
При раскопках старались обойтись минимумом земляных работ. Зырянов копал «крестом»: одна траншея шла через весь курган с севера на юг, другая - с запада на восток. Делалось это для того, чтобы не уйти в сторону, не прозевать центр кургана с находящимся там погребением. Раскопки у Александра Никифоровича постоянно совпадали с церковными праздниками, и работники, забросив лопаты в кусты, расходились по домам. Курган копали, как овощную яму: бери больше, кидай дальше, и раритеты оказывались где-то за границей насыпи, в выбросе. Как правило, бесценные артефакты по невнимательности разбивали вдребезги, а что оставалось - сгорало у Зырянова при пожарах, пропадало в почтовых пересылках...
На Суварыше, незадолго до большевистского переворота, побывал В.Я. Толмачёв. До безвозвратной эмиграции, времени у Владимира Яковлевича оставалось совсем ничего. В юго-западном углу городища Борок, на внешней стороне земляного вала, оказался разрушенный сарматский курган.

Borok min

Были найдены бусы, медная бляха, женский череп. На территории городища и подле его, велась добыча песка. В советское время мимо городища, вдоль кромки коренного берега реки, накатали дорогу, проезжавшей техникой раздавили десяток курганов...
В 1961 году, студенты – старшекурсники исторического факультета Уральского госуниверситета Ширяев и Чеснокова, пока наш экспедиционный отряд суетился в раскопах под Катайском и Шадринском, направлялись начальником отряда Владиславом Стояновым в ближнюю и дальнюю разведку. А. Ширяев с положительным результатом обследовал, в том числе, окрестности села Нижний Яр - нашёл на колхозных полях возле реки Исети три селища. М. Чеснокова на городище Борок из разведочных шурфов извлекла керамику, подтверждающую многовековое проживание на Суварыше представителей угорской этнокультурной общности. Приезжал в эти места на экскурсию и К.В. Сальников. Возле городища Борок не менее ста курганов, которые, судя по форме и размерам насыпей, разновременные. Практически все насыпи потревожены лопатами бугровщиков. Летом 2012 года, на левом берегу реки Суварыш, в 0,8 км северо-западнее городища Борок, мною зафиксирована курганная группа...
Здесь, солнечным днём, жёлто-рыжая лисица, возле подземной норы, играючи, учит своих деток воровскому ремеслу. В вечерних сумерках, с лугов, слышится отрывистое тявканье косуль. С верхушки старой берёзы филин обозревает ночные дали, выискивает зайцев. Комариные эскадрильи, одна за другой, заходят в пике, не дают сомкнуть глаз. Место оказалось для меня примечательным и тем, что на зелёном лугу я случайно потревожил гнездо земляных пчёл, получил десяток укусов в затылок и левое ухо. При тридцатиградусной жаре и при отсутствии воды, поскольку Суварыш пересох, и в мутной воде кувыркались головастики, встреча с жалоносными насекомыми была очень даже некстати...

Prityka min
Среди курганной группы выделяется отдельно стоящая насыпь высотой 1,2 м, диаметром 25 м. На вершине кургана продолговатая яма длиной 4 м и глубиной 0,3 м. С кургана хорошо видны, в шести километрах на северо-западе, золочёные кресты Далматовского монастыря. Святая обитель после полувековой разрухи постепенно восстанавливается. Семь курганов расположены полукругом по краю ямы размером 30х20 м и глубиной до 1 м. Думаю, что яма была котлованом землянки, в которой жили предки людей, погребенных в курганах. Привлекает внимание небольшой холм и, довольно большого размера, вал. Эти земляные сооружения, вероятно, входят в состав курганного комплекса. Площадь памятника более 15000 кв.м. Время существования курганной группы отношу к раннему железному веку.

PritykaSvyat min
...В трёхстах метрах от курганов находится, на мой взгляд, древнее культовое место - святилище. Местность здесь открытая, ровная, луговая, с обилием стариц реки Суварыш. Русло реки извилистое, местами заросшее кустарником и травой. Ширина Суварыша от пяти до восьми метров, берега обрывистые от двух до четырёх метров высоты. В сухое время года вода в реке теряется на заболоченных озерках и протоках. Святилище визуально представлено тремя составляющими: вдоль левого, обрывистого берега Суварыша, повторяя изгиб реки, тянется вал длиной 60 м, шириной 3 м, высотой 0,8 м.; севернее вала фиксируются пять впадин диаметром 4-5 м и глубиной 0,3 м.; севернее впадин находятся менгиры - четыре глыбы розового гранита, четырёхугольной формы, со следами обработки, с шириной сторон около 0,4 м, высотой до 0,8 м, поставленные полукругом, углубленные в грунт до 0,3 м. Площадь памятника около 8000 кв.м. Время существования святилища отношу к эпохе бронзы.


 

10. Озеро Щучье

находится в междуречье рек Исети и Сысерти, по соседству с озёрами Карасье, Островистое и Берёзовское. Дороги к этим озёрам непролазные, но, когда «пролезешь» - наслаждаешься красотой природы, тишиной и чистейшим воздухом. Со стороны села Сосновского, на пути к Щучьему озеру, не миновать озера Берёзовского. Дорога проходит по полям и берёзовым перелескам. Перед выходом на северо-восточный берег озера, дорога «убита» машинами. Благо я хожу пешком, потому и живой. У опушки леса издавна стоял домик лесника, сейчас на месте домика большая яма. В старину северный и западный берег занимали пашни. Крестьяне, под сохой, находили черепки древней посуды, бронзовые вещи. Бляхи, кельты, кинжалы продавали коллекционерам из Екатеринбурга. В советское время на северном, более высоком берегу озера, появился небольшой посёлок Берёзовский, жители которого возделывали землю, выращивали скот, ловили золотистого карася. В 1927 году археолог Алексей Викторович Шмидт у юго-западной окраины посёлка произвёл разведочные раскопки, обнаружил селище, нашёл керамику и долото из зелёного камня. В 1947 году К.В. Сальников, по поручению Свердловского областного краеведческого музея, раскопал более ста квадратных метров селища. Из устного отчёта Константина Сальникова следовало, что культурный слой поселения мощностью до 0,5 метра, основной грунт составляет глина, найдено несколько очагов и следы жилищ. Керамика трёх типов: неолитического облика; типа, близкого к андроновской культуре; предскифского времени. Позднее, Берёзовское селище датировали эпохой поздней бронзы, отнесли к межовской археологической культуре.... - Давно нет посёлка, поля пришли в запустение, к озеру не подойти: берег топкий, зарос камышом, вода в озере мутная, белёсая. Со своей собакой Даной устроили пробежку вокруг озера. Быстрее иголку в стоге сена найдёшь, чем на бывших полях, задернованной земле, отыщешь древний черепок....
Между озером Островистым и озером Берёзовским, в северном направлении, тянется старая багарякская дорога, но мы с Даной идём вдоль линии электрической передачи. ЛЭП 110 кВ нас вполне устраивает, трасса проходит чуть западнее озера Щучьего. Конец мая, но в лесу, в это время, ещё очень сыро, приходится обходить заболоченные места. Озеро Щучье по размерам чуть больше соседних озёр - 4х3 км, находится на высоте 250,6 м над уровнем Балтийского моря, имеет песчаные и возвышенные берега, вода чистая, пресная. Жилые строения на северо-восточном берегу (кордон Щученский) и на северо-западном берегу (частная территория). Лес смешанный (сосна, берёза). В восьмидесятые годы 19-го века озёрным краем увлекались екатеринбургские археологи-любители - Н. Рыжников, А. Гаккель, Д. Мамин-Сибиряк, К. Фаддеев. Искал местные древности и крестьянин деревни Кадниково А. Антропов. Находки с озера Карасьего, Слудного, болота Чистого, Чёртого городища, Старых палаток сдавали перекупщикам, коллекционерам. Инженер Сержпутовский - собиратель раритетов, в 1890 году направил своих людей на озеро Щучье. Суворов и Яковлев обшарили северный берег озера, нашли ямы от жилищ «чуди». Кроме фрагментов керамики, в одном из раскопанных жилищ, оказались каменные орудия труда, изделия из бронзы. Раскоп подельников пана Сержпутовского виден и поныне.

KurganShuchye min

На северо-западном берегу озера Щучьего, между озером и ЛЭП, в мае 2010 года, мною обнаружен курган диаметром 25 м и высотой 1,5 м. В северной поле кургана имеется узкая грабительская траншея, а в восточной - небольшой квадратный раскоп. Курганная насыпь из каменистого грунта.



11. Озеро Маян

расположено в Южном Зауралье. Башкирская легенда, пришедшая из средневековья, повествует о девушке-красавице по имени Маян, погибшей от ножа богатенького злодея, пытавшегося насильно взять девушку в жёны. На северной стороне озера, на окраине деревни Мурино, красуются три внушительных надмогильных насыпи. В одном из курганов, возможно, покоится гордая Маян...
Среди зелёных лугов, островков берёзового леса, за стеной камыша, искрится зеркальная гладь огромного водоёма. На озере Маян и во всей округе, с её озёрами и болотами, уровень грунтовых вод не постоянен, периодически очертания береговой линии неузнаваемо меняется, появляются новые острова, а суша прячется под воду. Возле озера Маян В.Я. Толмачёв насчитал десятки небольших курганных насыпей. В советские годы курганы подверглись распашке. Сто лет назад между озёрами Маян и Куракли-Маян сохранялся длинный сухой перешеек, на котором, в 1914 году В.Толмачёв нашёл курганную группу и земляной вал. Хотелось бы увидеть эти памятники. Пришлось хватить фунт лиха, пока я добрался до желаемой цели. В годы брежневского правления уровень воды неизмеримо возрос, перешеек превратился в два острова. Озеро Маян закрыто стеной камыша вдоль всего берега. Охотники за дикой уткой, ещё зимой, выкашивают камыш, создавая в нём коридоры, проходы. В первый раз, я безуспешно пытался пешком прорваться через камыши, выискивая мелководье. В другой раз, на резиновой лодке, силился пробиться через проходы в камышах, но натыкался на тупики, возвращался к берегу. На берегу Маяна, тогда же, произошёл странный случай. Мой родной брат болел, а я не мог съездить в Крым, в Армянск, навестить брата. Неожиданно я вспомнил Валеру, из глаз полились слёзы, и меня стало трясти, как в лихорадке, у меня была истерика, я в жизни никогда так не плакал. А в это время, в далёком Крыму, брат мой умирал. Узнал я, что тем же летом 2006 года, два подростка из Мурино, на деревянной лодке, решили добраться до перешейка, запутались в камышах, выбились из сил и утонули...

Mayan-Kurakli-Mayan min
В третий раз, в 2007 году, я выбрал правильный путь - от домика охотничьего поста. На лодке сумел доплыть до перешейка, наполовину затопленного. В хрущёвские времена по перешейку шла узкая насыпная дорога, и я её видел под днищем лодки. Сушу всю распахали, что-то сеяли, а потом забросили. Нет никаких намёков на древние памятники, указанные В.Я. Толмачёвым. Осматривая южную часть бывшего перешейка, я был вознаграждён. Наградой оказался курган раннего железного века. Визуально, очертания памятника напоминает курганы гороховской археологической культуры. Диаметр кургана 45 м, высота 1,5 м.


 

12. Озеро Большие Аллаки

находится в Южном Зауралье. Название озера созвучно с другим уральским озером - Алакулем. Курганы на озере Алакуль известны с 19-го века, их было более сотни. Все курганы распаханы. Захоронения, вероятно, относятся к различным археологическим культурам. В 1938 году К.В. Сальников раскопал два многомогильных кургана эпохи бронзы: в одном кургане оказалось 9 могил, в другом - 41 могила. Курганы были созданы в результате многократных подсыпок. Анализируя вещественный материал поселений и погребальный инвентарь курганов, в контексте имущественного расслоения угров-скотоводов, марксистская концепция исторического развития завела добросовестного учёного К.В. Сальникова в никуда. Археолог констатировал, что личными украшениями представительниц прекрасного пола «расслоение» и ограничивается, что большого количества ценности в могилах «мы не видим». Угры не знали родового строя с его гримасами социального неравенства, у них была дуальная организация, почти коммунизм....
Созвучием названия озёр сходство и заканчивается. Большие Аллаки выделяется своим, издалека приметным, скальным массивом. Как уже упоминалось, впервые о древних рисунках на озере, в истоках рек Синары и Течи, сообщил камышловский краевед А.А. Наумов. В 1914 году на Больших Аллаках побывал, вместе со своим братом Николаем, Владимир Толмачёв. Озеро небольшого размера - 4х2,5 км, берега твердые и песчаные. Северная половина озера закрыта узкой полосой березняка, южная половина имеет степной вид. На юго-западном и юго-восточном берегу находятся гранитные обнажения - «палатки». Наибольшая высота каменных выступов около восьми метров. На юго-восточном берегу, на матрацевидных скалах «Больших Палаток», находится две группы изображений - антропоморфные и зооморфные фигуры. В.Я. Толмачёв сделал зарисовки и фотографии наскальных рисунков. Пробный разрез, проведённый под одной из писаниц, дал материал, охватывающий промежуток времени не менее трёх тысяч лет от мезолита до раннего железного века. Собранная коллекция состоит из пластин-вкладышей, наконечников стрел и керамики. Обилие наконечников стрел с обломками посуды характерно для многих жертвенных мест Зауралья и Западной Сибири. Кроме того, земля в районе Больших Палаток находилась в арендном пользовании у Василия Петровича Трутнева, который случайно на пашне нашёл два человеческих черепа, медное копьё и медного птицевидного идола. На юго-западном берегу озера, в трёх километрах от Больших Палаток, находится мыс «Малые Палатки». Здесь, сто лет назад, на скале, ещё сохранялись едва заметные очертания ромбовидной фигуры, зарисованной В. Толмачёвым. В 2008 году, под слоем копоти и современной мазни, древнее изображение увидеть не пришлось, рисунок окончательно скрылся от нас. Под скальным навесом, в размытом грунте, удалось найти два черепка древней посуды и скребок. Черепки неолитического типа, явно принадлежали прямостенным, полуяйцевидным, сплошь орнаментированным сосудам. На одном фрагменте-венчике имеется «карнизик», характерный для неолитической посуды. Такого типа керамика найдена К.В. Сальниковым на селище Замараевском на реке Исети. Скребок из молочного кремня также можно датировать первой половиной 4-го тыс. до н. э. Вероятно, под скалой с рисунком находилось жертвенное место.

MaliePalatki min

В пятистах метрах к северу-северо-западу от Малых Палаток мною обнаружены три курганных насыпи диаметром 8 м и высотой 0,3 м. Поверх насыпей каменная «выкладка». До революции, неподалёку от Малых Палаток, на пашне, крестьяне нашли медный кельт и кинжал. Находки, сделанные на берегах озера Большие Аллаки, указывают на комплексный характер
культовых памятников, принадлежат локальным филиациям единой этнокультурной территориальной общности.

Бушуев Виктор Владимирович.

15.04.2013 г.

Продолжение следует...